Десять лет «Крещенской аварии». Как племянник вице-губернатора Дмитрий Горденков добился досрочного освобождения
фев 21, 2023
9715

Ночь с 18 на 19 января 2013 года вошла в историю Тамбова благодаря печально известной «Крещенской аварии». Десять лет назад четверо восемнадцатилетних парней – Артем Субочев, Юрий Штерн, Алексей Карасев и Роман Чернов – возвращались домой с купания в проруби. Около трех часов ночи в «Жигули», за рулем которого находился Карасев, на огромной скорости врезался BMW. От сильного удара бензобак «пятерки» повредился и машина взорвалась. Чернов, Штерн и Субочев погибли на месте, сгорев заживо.

Авария случилась в самом центре Тамбова, прямо напротив областной администрации. Из салона немецкой иномарки вышел 33-летний Дмитрий Горденков – племянник вице-губернатора Тамбовской области Николая Горденкова. Он окинул взглядом пылающую машину, но даже не попытался хоть кого-то из нее вытащить. Вместо этого Горденков спешно покинул место ДТП. Спустя несколько часов, уже в больнице, скончался водитель «Жигулей» Карасев. У него был шанс выжить.   

Произошедшая в Крещенскую ночь трагедия взбудоражила весь Тамбов. По городу поползли слухи, что виновником ДТП был родственник какой-то важной тамбовской «шишки». Позже начали называть фамилию заместителя губернатора Николая Горденкова. Якобы это его сын или племянник отправил ночью на тот свет четверых ребят. Полиция начала поиски.

 

Виновник аварии к тому времени решил как можно скорее покинуть пределы Тамбовской области. Дмитрий Горденков ранее уже был неоднократно судимым. В его активе имелась и кража, и хулиганство, и распространение наркотиков. Помимо уголовных, в послужном списке племянника вице-губернатора хватало и административных статей, связанных с нарушением правил дорожного движения. А еще Горденков был юристом по образованию. Он не мог не понимать, что если полиция найдет его по горячим следам и обнаружит алкоголь и наркотики в крови, то срок будет гораздо больше.

Вскоре  официально подтвердилась информация о том, что за рулем BMW действительно находился племянник Николая Горденкова. Вице-губернатор публично пообещал, что не будет вмешиваться в это дело.

- Могу заверить, что никакого вмешательства в расследование с моей стороны не будет. У меня нет ни административного ресурса, ни морального права так поступать, - сказал он.

Однако родственники погибших придерживались иного мнения. «Твердый знак» пообщался с матерью Юрия Штерна – Ириной Штерн, которая рассказала о том, как они все вместе пошли к тогдашнему губернатору Тамбовской области Олегу Бетину с просьбой найти скрывающегося Горденкова.

- Бетин нас принял, - вспоминает Штерн. – Он попросил всех освободить кабинет. Остались только мы и его заместители, среди которых был и дядя Горденкова. Я к нему обратилась: «вы хотя бы соболезнования нам выразили». Но он даже не ответил. Сидел и молчал.

Спустя пять дней после аварии, вечером 23 января, пришли первые вести о «потерявшемся» Дмитрии Горденкове. Он объявился в соседнем Саратове. По официальной версии, Горденков сам пришел в отделение местной полиции, узнав из новостей о том, что его разыскивают в Тамбове.

Племянника вице-губернатора поместили в следственный изолятор, где он провел полгода, а затем и вовсе выпустили. Суд больше года не мог решить, что с ним делать. Это очень сильно возмущало родственников погибших.

- Целый год ему приговор выносили. Что там нужно было выяснять – непонятно, - вспоминает Ирина Штерн. – Полгода он просидел в СИЗО, а еще полгода гулял на свободе, потому что в изоляторе его по закону не имели права держать дольше. Нам было ясно, что все умышленно тянули. Потому что его дядя – вице-губернатор. Он им прикрывался и ему шли навстречу.

По словам Штерн, на судебных заседаниях Горденков вел себя очень нагло, первое время не хотел извиняться перед родителями погибших, а свою вину признал лишь частично.

- Прощения у родственников он на первом суде не просил, - говорит она. – Извинился лишь на одном из следующих заседаний, когда ему адвокат подсказал. Свою вину признал частично. Но в чем там была «частичность»? Все же налицо! Имелась видеозапись с камеры, которая все доказывала. Как он врезался в машину с нашими детьми и, вместо того чтобы помочь им выбраться, скрылся.

Несмотря на то, что экспертиза показала наличие в крови Горденкова следов наркотиков, суд не счел их весомыми доказательствами.

- Суд не признал это, так как все было уже по истечению пяти суток. Точно также и с алкоголем, -  объяснила Штерн.

Приходившие на заседания свидетели со стороны Горденкова рассказывали судье, что тот перед аварией пил вместе с ними чай. Ни о каком употреблении алкоголя, и уж тем более наркотиков, и речи не шло. С места работы племяннику вице-губернатора тоже дали самые положительные характеристики. Об этом «Твердому знаку» рассказала присутствовавшая на суде одноклассница погибших Майя Мусиенко.

- Там был друг Горденкова, который его вывозил, были те, кто утверждали, что находились вместе с ним перед аварией и он в их присутствии пил только чай. Также пришел якобы начальник Горденкова. Сказал, что тот замечательный сотрудник и прекрасный человек, - вспоминает Мусиенко.

По ее словам, во время судебных заседаний Горденков вел себя очень вызывающе и постоянно огрызался. О каком либо раскаянии, по мнению Мусиенко, здесь говорить сложно.

- Я иногда по работе присутствовала на судах, видела, в каком состоянии находятся подсудимые в аналогичных случаях. Как они плачут, переживают, сидят с потупившимся взглядом. Здесь же ничего подобного не было. Горденков вел себя максимально агрессивно, огрызался, резко на все реагировал. Он и не пытался сыграть раскаяние, даже притвориться не мог. Будто не из-за него погибли четверо молодых мальчишек, да еще и такой жуткой смертью. Словно все его преступление заключалось лишь в том, что он в неположенном месте перешел дорогу.

Мусиенко также добавила, что на заседаниях Горденков подчеркнуто неуважительно относился к родителям ее погибших одноклассников, а также врал о том, что пытался им помочь.

- Пока он сидел в СИЗО, суды с ним проводились по видеосвязи. И когда родители давали свои показания, он начинал на них кричать. А что еще меня сильно возмутило, так это то, что он врал, будто бы пытался спасти ребят. Хотя на видеозаписи с камеры прекрасно видно, как он подошел к горящей машине и сразу убежал.

Мусиенко рассказала, что во время заседаний Горденков производил впечатление человека не способного на какое-либо сострадание к погибшим и их родственникам.

- Особенно хочу отметить отсутствие у него хотя бы минимального чувства собственного достоинства. Горденков все время врал, изворачивался, пытался себя прикрыть, ругаясь и споря с родителями, он постоянно переходил не то, что на крик, а на визг. Для меня он был каким-то абсолютным воплощением зла. Таким вот Воланом-де-Мортом.

Несмотря на то, что официальные тамбовские власти в лице вице-губернатора Александра Сазонова и глава регионального МВД Григорий Гоман публично обещали жителям города, что процесс над Горденковым будет вестись честно и объективно, родственники погибших говорили об обратном.

- Против нас были все! – рассказывает Ирина Штерн. – Суд явно занял сторону Горденкова, а адвокаты, которых мы нанимали, очень быстро складывали лапки. Еще там был начальник Следственного отдела подполковник Орищенко. Он постоянно вставлял нам палки в колеса.

В 2016 году Константин Орищенко будет задержан сотрудниками ФСБ при получении взятки в полмиллиона рублей. Подполковник пообещал «отмазать» от уголовной ответственности жителя Уметского района, который, будучи пьяным, сбил насмерть мотоциклиста. Помочь племяннику вице-губернатора Орищенко тоже в итоге не смог.

- Он лично возил Горденкова в Москву на обследование в институт имени Сербского, пытался из него больного сделать, - рассказывает Штерн. - Когда я об этом узнала, то написала в институт. Сказала, что если они оформят какое-нибудь липовое заключение в его пользу, то мы проведем независимую экспертизу в Питере. Но там заверили, что все будет честно, по закону. И в итоге признали его здоровым.

По словам Штерн, у всех родственников были серьезные опасения, что Горденков и вовсе сможет отделаться условным наказанием. Чтобы привлечь внимание общественности, они дважды связывались с федеральными телеканалами, однако и там их ждало разочарование.

- Пригласили на «Пусть говорят» с Андреем Малаховым. Но они предложили вариант передачи в стиле «у вас там, в Тамбове, непонятно что творится». Хотели столкнуть нас лбами с администрацией, но не с Горденковым. Нас такой вариант не устроил. Потом ездили в Москву на НТВ. Участвовали в программе «Говорит и показывает». Три часа снимали. Полный цирк был. В итоге, все самое важное они вырезали и показали только то, что было нужно им.

24 февраля 2014 года Ленинский суд Тамбова, наконец, вынес вердикт по делу Горденкова, спустя год после аварии. Племянника вице-губернатора признали виновным по двум статьям: ч. 5 ст. 264 УК – нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц и ст. 125 УК – оставление в опасности. Ему назначили 7 лет и 9 месяцев колонии общего режима. По мнению родственников, он получил максимально мягкое наказание. Отбывать его Горденкова отправили в соседнюю Рязанскую область в поселок Милославское.

- Сидел он в комфортных условиях, в отдельной камере, работал поваром. Нам говорили, что у него там и ноутбук с телефоном были всегда, - рассказывает Ирина Штерн

Чтобы посадить Горденкова, тамбовскому суду понадобилось целых семнадцать заседаний. Но настоящая череда судов началась спустя три года, когда племянник вице-губернатора чуть ли не каждый месяц начал писать заявления на условно-досрочное освобождение. Родственникам погибших приходилось регулярно ездить из Тамбова в Рязанскую область.

- Я у него спросила: Горденков, что же ты над нами издеваешься? Почему заставляешь нас каждый месяц ездить за 200 километров? А он мне в ответ: а чего это мне так много лет дали? Тогда я ему сказала: а ты представь себя на нашем месте? Чтобы ты делал, если бы потерял своего ребенка? – вспоминает Ирина Штерн.

По ее словам, последнюю фразу о ребенке Горденков воспринял как угрозу жизни собственной дочери и написал заявление в прокуратуру уже на саму Штерн.

- Сказал, что я угрожаю ему и его ребенку. Я ответила, что никто никому не угрожает, что я лишь хочу, чтобы он представил, каково находиться на нашем месте? А он: нет, будет суд, будет дело. И написал на меня заявление в прокуратуру Рязанской области. Угроза жизни, видите ли, ему. Представляете? – возмущается Штерн.

Она также рассказала, что всего таких заседаний, на которых Горденков просил об условно-досрочном освобождении, было 30. На них он представлял гарантийные письма от тех организаций, где работал до тюрьмы.

- Говорил, что у него будет несколько зарплат, что ссуду ему беспроцентную дадут. Пытался доказать судье, что после освобождения начнет компенсировать моральный вред, - вспоминает Штерн.

В итоге, вместо назначенных Горденкову семи лет и девяти месяцев, он отсидел шесть и три. Последнее заседание, на котором было принято решение о его условно-досрочном освобождении, прошло не только без родственников погибших, но и без самого племянника вице-губернатора. Оказалось, что в это время он был в отпуске дома. По словам Ирины Штерн, если бы она и другие потерпевшие не ездили бы в течение трех лет каждый месяц на суды в Рязанскую области, Горденкова бы освободили гораздо раньше.

- Было очень сложно. Каждый месяц приходилось вставать в пять утра и ездить туда. Но если бы мы не боролись, ему бы вообще условно дали. Все были против нас: и суд, и прокуратура, и адвокаты, которые ничего не пытались сделать, - говорит Штерн. 

Выход Горденкова из тюрьмы прошел очень тихо и незаметно. Как рассказал «Твердому знаку» один из тамбовских журналистов, эта тема оказалась под запретом. Ни одно местное СМИ не написало о его условно-досрочном освобождении до сих пор, хотя прошло уже несколько лет. Несмотря на обещания в суде возмещать родственникам погибших материальный ущерб, Горденков этого практически не делает.

- Те организации, где он работал, ответили, что в связи с экономической ситуацией в стране, дать ему ссуду они не могут. А зарплату ему там сделали по 3,5 тысячи на двух ставках, то есть по 25%. И с этих денег с него взыскивается 70%. Ну а нас девять потерпевших. Вот он и выплачивал где-то по 500 рублей каждому, а последние три месяца и вовсе ничего не платит. Приставам сказал, что он безработный. Но это все копейки. Нам не деньги важны, нам важно наказание. Хотим сейчас обратиться в суд, чтобы его заставили хотя бы работать, - говорит Ирина Штерн.

После того, как Горденков вышел на свободу, умерла мама Артема Субочева – Ирина Субочева. Артем был ее единственным сыном.

- Она не выдержала, у нее нервный срыв был. В марте будет уже два года, как ее нет - рассказала Штерн. – Она всегда все держала в себе, у нее началось заболевание. Умирала очень страшно, год лежала неподвижно. А ведь совсем молодая, 54 года всего было. Теперь из их семьи в живых осталась одна бабушка. Она после похорон внука, еще и сына похоронила. Тот тоже не выдержал. А потом еще и дочку. Ей сейчас 80 лет, все у нее на Воздвиженском Кладбище лежат.

По словам Штерн, все родители регулярно посещают могилы своих детей вот уже десять лет.

- Я рядом с кладбищем живу, мне до Юриной могилы всего 800 метров, — говорит она. – Родители Леши Карасева вообще каждый день на Лужковское кладбище в Строителе ходят. Наверное, чуть ли не живут на этом кладбище. У них там все в цветах. Леша у них единственный сын был. Тоже никак смириться не могут.

На вопрос, могли бы родители погибших простить Горденкова, Ирина Штерн говорит, что да, если бы тот вел себя иначе.

- Если бы он вел себя порядочно, извинился бы перед нами. Я же понимаю, все в жизни бывает. Но он ничуть не раскаялся, и все это время издевался над нами, - заключила Штерн.