Сергей Малинкович: «Назначу Косенкова главным вице-губернатором. Предлагаю всем его сторонникам голосовать за меня»
сен 05, 2022
1100

Самый неожиданный кандидат в тамбовские губернаторы Сергей Малинкович дал большое интервью «Твердому знаку». В случае своего избрания он пообещал разогнать областную думу и навсегда закрыть вопрос о реабилитации участников Антоновского восстания. Малинкович назвал депутата Госдумы Тамару Плетневу сумасшедшей, а бывшего главу избиркома Алексея Пучнина прекрасным и талантливым человеком. Также он выразил опасения за жизнь мэра Тамбова Максима Косенкова и пожелал своему оппоненту из КПРФ Андрею Жидкову излечиться от алкоголизма

- Вы уроженец Ленинграда, председатель партии «Коммунисты России» и одновременно депутат Заксобрания Алтайского края. Зачем вам губернаторские выборы в Тамбовской области?

- Меня на эту должность выдвинул съезд нашей партии. У нас в Тамбовской области раньше была очень хорошая парторганизация, но ее секретарь умер. А человек, пришедший ему на смену, работал не очень активно и не устраивал нас. Поэтому коммунисты обратились к нам с просьбой усилить работу партии в регионе и обязательно выдвинуть кандидата на выборы. И лучше всего, чтобы это был председатель партии, то есть я.

- Губернаторские выборы в этом году пройдут в четырнадцати регионах. Но вы выбрали именно Тамбовскую область. Вас с ней что-то связывает?

- Конечно. Тамбовская область для меня очень знакомый регион. Могу даже сказать без преувеличения – родной! Мое детство прошло в деревне Вердеревщино Бондарского района.  Буквально с 1981 года большую часть летнего времени и часть весеннего я проводил именно там. Оттуда мои родные люди по фамилии Назаровы. Например, моя родственница Ирина Назарова – одна из ведущих акушеров-гинекологов в Тамбовской области. Я уже предложил ее кандидатуру в качестве сенатора от региона.

- Скажите, как человек со стороны, чего не хватает Тамбовской области?

- Энергичного и жесткого управления регионом. Этого я не видел ни у ваших бывших руководителей, ни у нынешнего врио губернатора Максима Егорова. Хотя к нему лично я неплохо отношусь. Вижу, что старается. Но ленинско-сталинского стиля работы, так чтобы чиновники спать не ложились, чтоб на выходных отрабатывали, чтоб постоянно шли чистки и аресты какие-нибудь, вот всего этого я у Егорова не вижу.

- Что нужно сделать в регионе?

- Необходимо очистить Тамбовскую область от влияния Плетневой (Тамара Плетнева, депутат Госдумы от КПРФ, прим. ред.). Все, что сейчас есть на левом фланге, помимо нас, это сплошная «плетневщина». Я считаю, что она сумасшедшая. Помните, когда у нас в 2018 году был чемпионат мира по футболу? Какой был праздник, какой прорыв! А Плетнева тогда сказала, что наши девушки не должны знакомиться с иностранцами. Это же заявление на уровне расизма! Мы тогда великолепно провели чемпионат, нанеся тем самым сильный удар по всяким антироссийским выпадам. И тут вдруг эта Плетнева со своим заявлением.

- Давайте все же вернемся к выборам. Кого вы считаете главными конкурентами?

- Максима Егорова и Андрея Жидкова. Только их я вижу своими оппонентами. Политическая позиция Егорова для меня совершенно неприемлема. Я считаю, что он ничего не даст Тамбовской области. А Жидков – это просто популист. Странно себя ведет, делает странные заявления. Человек, на мой взгляд, очень безответственный. К тому же, насколько я о нем слышал, он еще и попивает. Желаю ему выздоровления от этого недуга, если он у него есть.

- Зато Жидков родом из Тамбовской области. В отличие от вас с Егоровым.

- Да, он местный. Но я тоже хорошо знаю Тамбовщину. Думаю, что даже лучше многих из тех, кто имеет этот формальный признак – прописку в Тамбовской области. Я ее своими босыми голоногими ногами с детских лет всю исходил.

- Давайте откровенно. После того, как стало известно о том, что вы выдвинули свою кандидатуру на должность губернатора Тамбовской области, первая и самая очевидная реакция в регионе была следующей: Малинкович будет играть роль спойлера, чтобы оттянуть голоса у представителя КПРФ Андрея Жидкова, для того, чтобы не особо популярный среди избирателей «единоросс» Максим Егоров смог выиграть в первом туре.

- Да кто вообще такой этот Жидков и кто его знает за пределами Тамбова и еще пары городов в области?! Да никто! И совсем другое дело – я. Просто наберите в Яндексе количество упоминаний о Жидкове и о Малинковиче. И вы все поймете. Обо мне люди уже с 2006 года знают, когда я самолично, не дожидаясь ни чьих решений, переименовал в Петербурге улицу Белградскую в улицу Слободана Милошевича, после того как его убили. Просто приехал с командой своих бойцов, снял нахрен табличку «Белградская» и повесил вместо нее «Ул. Милошевича». А что сделал Жидков? Вообще считаю, что нас некорректно сравнивать. Я политик федерального значения с международной известностью. Меня знают во всех соцстранах мира. А Жидков, при всем к нему уважении, это политик местечкового уровня. Поэтому плевать я хотел на него и всех других, кто говорит про «спойлерство». Меня избрал съезд партии. А кто избрал Жидкова? Какой-то там обком? Где половина – это его друзья, всякие бизнесмены и родственнички Плетневой.

- Про других кандидатов на должность губернатора можете что-нибудь сказать?

- Мне было бы интересно посоревноваться с Максимом Косенковым, потому что за ним я признаю определенный таланты. Человек популярный, но почему-то не пошел…

- Так из-за судимости же…

-- Да что там эта судимость, господи! Меня, например, тоже много раз задерживали и арестовывали за акции протеста против Ельцина, НАТО и Чубайса. Это сейчас у нас страна буквально на глазах меняется к лучшему, а ведь были времена, когда олигархи могли влиять и на власть, и на полицию, и на кого угодно. Вот Косенков, наверное, так и получил свою судимость. Перешел дорогу кому-то из сильных мира сего. Жаль, что его не будет на выборах. Если бы он участвовал, я бы, может быть, даже снял свою кандидатуру в его пользу. Но раз уж его нет, я предлагаю всем «косенковцам» голосовать за меня. Я человек, слава богу, не судимый. В случае своей победы, назначу Косенкова главным вице-губернатором. Я для себя такое решение уже принял. К тому же, у нас с партией «Родина» очень много общего в программе.

- А как вы относитесь к лидеру «Родины» Алексею Журавлеву?

- Он сейчас везде мелькает. Видно, что власть ему помогает. У нас таких возможностей нет, на телевидение не пускают. В принципе, я неплохо к нему отношусь, с уважением. Знаю Журавлева уже много лет. Но у «Родины» нет своего лица. Это просто патриотическая партия, а своей социальной программы у нее нет. Ведь нужно же еще и за социализм бороться. «Родина» этого шага сделать пока не может. Поэтому Косенкова я в свое правительство беру, а Журавлева нет.

- А кого еще возьмете?

- Как губернатор, я приду в областную думу и скажу: работать с вами я не хочу, потому что 9/10 из вас – это буржуа, и вы ничем жизнь тамбовчан не улучшите. Вы не оправдали доверия населения, поэтому давайте-ка распускайтесь, если у вас еще есть совесть. Если захотят, пусть баллотируются заново. Я никому мешать не стану. Но будет еще и губернаторский список. В него войдут не только представители «Коммунистов России». Я туда включу и «родинцев», и честных членов КПРФ, которые предварительно напишут расписку, что они против Жидкова и Плетневой, и ЛДПР-овцев. Но только настоящих – «жириновцев», а не «слуцкеров». Очень уж мне не нравится этот Слуцкий, на графа похож (Леонид Слуцкий, председатель ЛДПР, прим. ред.). Нам таких не надо.

- А из «Справедливой России» в этот список кто-нибудь войдет?

- Вы знаете, можно быть красным, можно быть белым, а вот желтым быть нельзя. Не люблю я их, вот честно. Не буду их включать. Пусть делают, что хотят. Вместе со своим запутавшимся в трех идеологических соснах десантником Серегой (Сергей Миронов, руководитель СРЗП, прим. ред.). Причем «десантником» в кавычках. Какой он десантник?! Не хочу с ними работать, потому что они ни рыба ни мясо. Только на них понадеешься, так они начинают Сталина ругать. А недавняя идея Миронова переименовать Калининград во Владибалтийск? Так что нет, никакой «Справедливой России». Я лучше «единороссов» к себе возьму. Тех, которые профессионалы. Если бы вы знали, сколько в «Единой России» коммунистов! Люди по ночам со своих кроватей встают и плачут над партбилетами КПСС!

- А в Тамбове такие «единороссы» есть? Чтоб плакали над партбилетами по ночам?

- Есть. Мне они даже звонили. Но их имена я называть не буду. Я бы вот еще о Косенкове хотел сказать. Очень переживаю за него. Есть угроза со стороны стремительно теряющей влияние КПРФ. Они боятся двух людей: Малинковича и Косенкова. Но меня им достать будет сложно, я все-таки лидер федеральной партии, так что кишка тонка. А вот у Косенкова могут быть проблемы. Я читал в одном Telegram-канале, что Плетнева имела контакты с весьма сомнительными личностями, которыми интересовались органы. Там у них целая компания: Рашкин (Валерий Рашкин, экс-депутат Госдумы от КПРФ, прим. ред.), Плетнева, Жидков и этот саратовский негодяй Бондаренко (Николай Бондаренко, экс-депутат саратовской облдумы от КПРФ, прим. ред.). Все это одна группа, вызывающая очень большие вопросы. Теряя последнее влияние, они могут… Даже не знаю, как аккуратнее сказать… В общем, я бы на месте Косенкова чай бы с ними не пил…

- Вы опасаетесь за жизнь Косенкова?

- Опасаюсь! В связи с той бешеной ненавистью, которая исходит по отношению к нему от Жидкова и Плетневой, а также от стоящих за ними Рашкина и Бондаренко.

- С Косенковым понятно. Лучше расскажите, как проходит ваша предвыборная кампания? Вы вообще появляетесь в Тамбовской области?

- Конечно! Регулярно бываю, встречаюсь с людьми. Просто тамбовские СМИ это не освещают, потому что мы оппозиция. Ну и к тому же я и сам не всегда их приглашаю. Опасаюсь, что из-за них могут выявить нашу партийную сеть, и у людей потом будут неприятности. Я читаю тамбовскую прессу и по ней видно, что Малинковича реально испугались. Пишут, мол, что он хотел объявить СПИД инструментарием ЦРУ. Так это правда! Для любого исследователя это очевидно. Но разве это основное в моей деятельности?! А сколько я сделал для людей, как депутат?! А что я награжден грамотами за вклад в организацию молодежного фестиваля в Сочи?! У меня даже от президента поощрение есть! А еще я способствовал освобождению из ливийского плена Максима Шугалея (социолог, работающий на бизнесмена Евгения Пригожина прим. ред.). Но об этом никто не пишет! А все потому, что меня боится тамбовская элита. Между прочим, «плетневцы» и «жидковцы» тоже в этой элите. Жидкова и выставили на эти выборы лишь для того, чтобы Егорову было удобнее их выиграть. Так что это совместная кампания Егорова и Жидкова против меня.

- А с кем-то еще из тамбовчан вы знакомы? Ну, кроме ваших родственников из Бондарского района.

- С Алексеем Пучниным. Прекрасный и человек. Мой товарищ! Он у нас в Петербурге раньше был председателем избиркома.

- Когда он работал на аналогичной должности в Тамбовской области, его называли чуть ли не самым главным фальсификатором…

- Я так не считаю. Это очень способный и талантливый человек. Жаль, что ему пришлось уйти. Но у меня о нем остались только хорошие впечатления. Вот вы говорите, что он плохой, а у нас при нем было восемь депутатов в городе! Так что никаких претензий к нему. Насколько я знаю, сейчас Пучнин работает в управленческих структурах.

- Хотелось бы напоследок задать вопрос об истории. Недавно отмечалась столетняя годовщина Крестьянского восстания…

- Попытка реабилитации Антоновского мятежа – это очень неправильная вещь! Как историк я должен сказать, что это, конечно же, была трагедия. Участвовало большое количество людей и говорить, что это была оторванная от населения банда – нельзя. Но все же они были вне закона. Моя бабушка, Назарова Анастасия Ильинична, рассказывала, что это было такое, когда приходили «антоновцы». Весь Комитет бедноты шашками порубали, и все село согнали на это смотреть. Конечно, были проявления жестокости и у тех, кого отправляли на подавление. Но все же, какое государство потерпит такое на своей территории? Поэтому я не вижу никаких оснований идеализировать и обелять «антоновцев». В этом вопросе должна быть поставлена точка. Никогда за такими людьми нет правоты. Путь для них только один – к стенке. Потому что они ставят под удар государство и действуют в интересах иностранных держав.

- То есть, «антоновцы» были иноагентами?

- На Антоновское восстание была сделана очень большая ставка зарубежных центров. Чем «антоновцы» отличаются от «навальнистов»? Только тем, что у «навальнистов» не оказалось оружия, а они хотели его получить. Так что с реабилитацией «антоновцев» я буду бороться. Пройду по всем музеям и если увижу, что где-то им сочувствуют, то закрою к чертовой матери!

- Получается, что вы тогда и закладной камень на Набережной в честь участников крестьянского восстания снесете?

- Нет, будет референдум. Все должны решать тамбовчане. А я же, в свою очередь, приду на местное телевидение – ВГТРК, подвину там дяденьку, который новости ведет, и буду каждый день по три часа вещать. У многих людей просто мозги забиты всякой антикоммунистической пропагандой. Вот я им все и объясню.

Фото: Ольга Перегудова