Вдова разбившегося в Подмосковье тамбовского пилота: «Мой муж был высококлассным летчиком»
Ксения Алешина
Корреспондент
Ксения Алешина
дек. 07, 2018
734

С момента крушения самолета «Саратовских авиалиний» в Раменском районе Подмосковья, выполнявшего рейс  «Москва-Орск», прошел почти год.  11 февраля 2018-го лайнер АН-148 разбился через несколько минут после вылета из Домодедово. Жертвами авиакатастрофы стали 65 пассажиров и шесть членов экипажа. За штурвалом в тот день находился тамбовский пилот — Валерий Губанов, выпускник местного летного училища.

Похоронили погибшего летчика только 18 ноября. Все это время родственники ждали результатов ДНК-экспертизы. О том, что происходило все эти девять месяцев, какова официальная версия трагедии и с какими трудностями столкнулась семья летчика, рассказали его супруга Ирина Губанова и дочь Наталия Анохина.

Убитые горем женщины долгое время отказывались от любого общения с журналистами, чтобы не бередить раны. Но, обнаружив в интернете ложную информацию, касающуюся Валерия Губанова, они впервые решились на беседу со СМИ, чтобы развеять неправду.

На земле чувствовал себя не в своей тарелке

Валерий Губанов родился в селе Рахманино Петровского района Тамбовской области в 1966 году. Его отец тоже был военным, но не летчиком, а связистом. Поэтому семья каталась по миру – жила на Украине, в Германии, Чехословакии, Чите. Именно в столице Забайкальского края Валерий и окончил школу. Оттуда солдатом он попал в Афганистан и за проявленное мужество получил медаль «За отвагу». 

Потом  мужчина поступил в Тамбовское высшее военное авиационное училище, по окончании которого в 1991 году уехал с женой и дочкой в Прибалтику.  

- К тому времени уже начался вывод войск, - рассказывает Ирина Губанова. - Поэтому мы прожили там недолго – около полутора лет. Оттуда супруга направили в Оренбург, где он служил 8-9 лет. Затем наша семья перебралась на родину в Тамбов, и муж пошел на пенсию от авиации МВД.

В Тамбове бывший военный летчик устроился главным инженером в ЖЭК, проработав там пару лет. Как говорит его супруга, он плохо чувствовал себя на «земле» и постоянно надеялся на то, что обязательно восстановится и вновь поднимет самолет в небо. Вдова вспоминает, что муж сильно изменился, порой ей даже было сложно найти с ним общий язык.Но Валерий все-таки добился своего и прошел переподготовку.  Военную авиацию он сменил на гражданскую.  Мужчина  работал в авиакомпаниях Воронежа и Санкт-Петербурга, а после его взяли в «Саратовские авиалинии». 

Не дожил двенадцать дней до своего 52-летия

Валерий Губанов отметил Новый-2018 год вместе со своими родными в Тамбове, уехав отсюда на работу через неделю. Последний раз близкие виделись с ним пятого февраля, когда летчик приезжал в родной город за справкой для медкомиссии, которая должна была у него состояться  в Волгограде.

- В этот же день он и уехал, -  делится воспоминаниями вдова. - Потом звонит мне довольный из Волгограда и говорит:  «Я вообще шикарно медкомиссию прошел».  Это было  девятого числа. Я спросила у него: «Ты приедешь домой?», он говорит «Нет, еще недельку перед отпуском полетаю». У него 18 февраля должен был быть отпуск, а 23 февраля день рождения. 10 февраля мы снова с ним разговаривали, планировали отдых. Мы должны были ехать в  Санкт-Петербург и в Хвалынск на горнолыжный курорт. И все обсуждали, а на следующий день произошла трагедии.

Об авиакатастрофе женщины узнали из СМИ. Дочь Наталия позвонила матери, чтобы узнать, летел ли отец тем экипажем. Поверить в то, что с ним могло такое произойти, было невозможно.

- В мире много опасных профессий, - рассказывает Ирина Губанова. - Летчик – одна из них. Но у меня никогда не было мысли, что с ним может что-то случиться. Потому что я ему доверяла как самой себе, иногда даже больше. И всегда называла Валеру везунчиком.  У нас с мужем было такое правило, что я ему первая не звонила, потому что он либо в полете, либо отдыхает. Он со мной связывался. После звонка дочери, я набрала его другу.  Он взял трубку, и голос у него такой был…сонный. И я подумала, ну  раз Сережа спит, значит все хорошо. А когда я спросила о муже, он мне сказал: «Ирин, там скорее всего летел Валера».  Но как-то не точно сказал. Плюс по телевизору еще не называли имена и фамилии погибших.

Жена с дочерью забеспокоились и стали звонить на горячую линию, на которую, по их словам, не дозвонились. На следующий день они поехали в Москву и уже там узнали, что капитан воздушного судна Валерий Губанов действительно погиб.

 - Я постоянно жила с мужем, он выходил в рейс и потом возвращался домой, - продолжает вдова. - В самой долгой разлуке мы находились именно тогда, когда он перевелся в Саратов. Там они летали эстафетой. То есть - экипаж прилетает и остается в городе, а другой его заменяет и выполняет обратный рейс домой. В Орск они также летели подобным образом. Муж мне говорил, что компания новая, сейчас все устаканится и мы снова воссоединимся.

В версию об ошибке пилота родные Губанова отказываются верить

В конце ноября супруге летчика пришло письмо из Следственного комитета. Родным Губанова сообщили, что следствие продлили еще на три месяца.  С их слов, Межгосударственный авиационный комитет выдвигает лишь промежуточную версию трагедии. 

- Мы написали множество ходатайств с просьбой разместить на сайте МАК истинную причину авиакатастрофы, потому что в интернете пишут о том, что папа виновен в трагедии, - говорит Наталья Анохина. - Окончательную версию озвучит СК, но только тогда, когда будет завершено расследование.

С такой версией родные Губанова, как и родственники погибших, с которыми  поддерживает дружеские отношения дочь летчика, не согласны.

- Мой  муж был высококлассным летчиком, - делится жена погибшего пилота. - Очень упорным человеком, щепетильным в мелочах. У него всегда все по плану было, по времени. Поэтому не может быть такого, чтобы он забыл нажать какую-то кнопку, чего-то не сделать. Тем более супруг раньше летал на АН-12, где вообще никакой электроники нет, все вручную. Он настолько чувствовал самолет и технику... К тому же, обладал хорошей памятью. Приезжая домой, он писал мне список дел, а потом звонил и контролировал – заплатила ли я за квартиру, например. А я и забыла… Так вот, я к этому настолько привыкла, что теперь сложно, потому что за все  приходится отвечать самой.

Напомним, что герой России, знаменитый летчик-испытатель Магомед Толбоев на следующий день после крушения лайнера в беседе с корреспондентом «URA.RU» эмоционально высказал свое мнение по поводу трагедии, назвав пилотов АН-148 убийцами. После таких слов, Ирина  и Наталья долго не могли прийти в себя и боялись реакции людей.

Кто и чем помог семье

На просторах интернета после похорон Валерия Губанова его близкие нашли многочисленные новости  о том, что в организации траурной церемонии им помогли область и город, а военкомат взял на себя финансовые расходы. Со слов жены и дочери, в городскую и областную администрации они пошли сами еще в феврале. Пилоту выделили бесплатное место на Воздвиженском кладбище, которое ему и так было положено как ветерану боевых действий.

- Насколько я знаю, в Оренбурге и Саратове  властью родственникам погибших были предоставлены поминальные залы и автобусы. Вы поймите, здесь даже дело не в расходах, а в том, что в такой ситуации не знаешь куда бежать и в какой орган обратиться. Я считаю, что мы полностью все организовали и оплатили сами, все оплатили. От администрации на похоронах была женщина, которая  принесла венок. Это называется организацией похорон? – возмущается Наталия, - Плюс папе согласно законодательству РФ, при погребении положены почести - почетный эскорт, почетный караул к гробу, военный оркестр, а также наряд на погребение. Нам объяснили, что могут лишь организовать оркестр и военных с ружьями. С ними было обговорено время, и мы с мамой вдвоем ездили в военкомат, где написали официальное заявление на эту услугу. Потом мы пошли в комендатуру, в общем, весь день убили. На самих похоронах стрелки были, а вот оркестр не пришел, и спрашивать по какой причине он отсутствовал, уже  было не до этого. Мы не хотели обращаться в СМИ, но когда узнали, что нам якобы все оплатили, поняли, что это необходимо.

Об окончании ДНК-экспертизы родственников предупредили за две недели. Встал вопрос о транспортировке останков в Тамбов.  В этом Губановым финансово помог губернатор Московской области Андрей Воробьев.

- Крест, гроб и транспортировку тела оплачивала Московская область, за что мы говорим большое спасибо Андрею Воробьеву, который не имел вообще никакого отношения к нам. Также мы очень благодарны отцу Виктору Лисюнину, отпевавшему папу на 9 и 40 дней, а также отслужившего панихиду на похоронах, - говорят женщины. - Кроме того, хочется поблагодарить руководство тамбовского ресторана «Дача», в котором проходили поминки. Несмотря на то, что в данном заведении подобные мероприятия не проходят, они пошли нам на встречу и сделали очень хорошую скидку.

При этом семье все же выделили материальную помощь в виде миллиона рублей из резервного фонда губернатора Тамбовской области. Его поделили поровну между женой и отцом Губанова, проживающим в столице.

Про неточности

Родные Валерия Губанова хотели бы обратить внимание на неточность о количестве детей летчика. Некоторые порталы писали, что у него остались сын и дочь, однако это совсем не так.

- Меня это очень задело, ведь у отца всего один ребенок — это я. Еще у него остались двое внуков. Одному сейчас 11 лет, а другому почти два года. Старший сын часто проводил время с дедушкой, для него он всегда был авторитетом, - поясняет Наталия Анохина.

Вдобавок к несуществующему сыну,  представители СМИ распространяли информацию о хобби Валерия Губанова - коллекционировании  книг по гражданской авиации.

- Он, конечно, читал специализированную литературу, но ничего такого не собирал. А так, его постоянными настольными книгами были английский язык и руководство к самолету. К слову, английский он выучил сам, в 45 лет, представляете?  В каждой комнате у нас лежала стопка карточек, на  которых  с одной стороны слова было написано по-английски, с другой — по-русски. И так, переходя из комнаты в комнату, он все эти карточки просматривал, и  то,  что запоминал, откладывал в одну сторону, а то, что забывал - в другую, чтобы позже еще раз повторить. Проходит время и он опять те карточки, которые не смог перевести берет,  и снова начинает переводить, - делится жена пилота.

Неправдой оказалось также и то, что Валерий якобы окончил Балашовское высшее военное авиационное  училище летчиков, а не тамбовскую «Летку», как говорилось выше.  Спутали также время и место отпевания.

 - В интернете писали, что отпевание на кладбище прошло в час дня, хотя оно состоялось в половину третьего в храме у Вечного огня, - рассказывает дочь летчика.

P.S. Родные летчика не хотят никого обвинить. Просто потерявшим любимого мужа и отца женщинам лишь хочется, чтобы память о нем не была чем-либо омрачена.  

фото: Павел Терехов