Артем Александров: «Если произойдет революция, нас с единороссами поставят к одной стенке»
июля 13, 2017
1230

Встретиться с секретарем тамбовского отделения КПРФ Артемом Александровым мы решили не в редакционном офисе, которого, к слову, пока и нет и даже не у главной точки сбора сторонников компартии - памятника Ильичу, а в таком новомодном для нашего города месте, как «бургерная». Отсюда и первый вопрос.

- В свое время в сети «Интернет» был популярен мем «нацисты едят шаверму тайком». Признайтесь Артем Романович, балуются ли тамбовские коммунисты американскими бургерами втихаря?

- Я бы тут не стал так делить: если мы коммунисты, значит непременно должны есть что-то определенное, патриотическое. Лично я предпочитаю употреблять здоровую пищу, независимо от того, к какой кухне она относится: русской, европейской или, например, восточной. Что нравится, то и ем. Однако бургерами стараюсь не злоупотреблять. Не люблю их.

- Прям совсем?

- Ну иногда, чего уж там греха таить, бывает. Особенно когда приезжаешь в Москву и нужно где-то быстренько перекусить. Но опять же повторюсь, какой-либо указки сверху о том, что можно есть, а что нельзя, у нас нет. Мы ведь не ЛДПР. Вот у тех действительно все расписано: сколько пить, чем питаться, как правильно размножаться и так далее.

- Даже размножаться по разнарядке?!

- Да-да. В Интернете есть. Рекомендации Жириновского для членов партии. Там в числе прочего говорится и о том, сколько раз заниматься интимной жизнью. Будете брать интервью у руководителя ЛДПР в Тамбове, обязательно поинтересуйтесь, соблюдает ли он заветы Владимира Вольфовича?

- Непременно поинтересуемся. Возвращаясь к теме фастфуда: вы сможете, без всяких зазрений совести, съесть у нас на глазах бургер?

- Легко! Даже больше скажу, если будет нужно, я спокойно запью его «Американо»!

- А в какие городские кафе ходит депутат Александров? Давайте сейчас кому-нибудь рекламу сделаем. Или, наоборот, антирекламу.

- Да я вообще редко посещаю всякие кафешки. Обедаю в «Час-Пике» на Первомайской площади, просто чтобы утолить голод. Для меня походы в кафе -  это не какие-либо «светские выходы». Вот раньше ходил в столовую мебельного комбината. Хорошая, однако, столовая! Цены приемлемые, дух такой, знаете ли, советский! Антураж подходящий! Не были там никогда? Обязательно посетите! Не доезжая до остановки ТЭЦ находится проходная мебельного комбината. Заходите в деревянные ворота, там дальше чаща и далеко-далеко идущая в лес тропинка. Честно говоря, никогда бы не подумал, что в таком месте может быть столовая. Там ведь если убьют, то потом не найдут. Шучу. А еще в этой столовой можно купить стакан сметаны, прям как в СССР. Ну а если брать более популярные заведения, то могу посидеть в пиццерии на Интернациональной. Цены там не кусаются. А то ведь, несмотря на то, что я депутат, с финансами у меня, как и у большинства жителей нашего города, не особо-то хорошо. Бывает, конечно, что куда-то выбираемся посидеть с друзьями. Но это скорее исключение.

- А свое кафе в Тамбове могли бы открыть? Если да, то как бы оно выглядело и называлось?

- По правде говоря, никогда об этом не задумывался. Но если пофантазировать, то я бы лучше открыл столовую с качественными полезными продуктами и доступными ценами для трудящихся.

- А может ли вообще настоящий коммунист иметь свое кафе, быть бизнесменом?

- Моя точка зрения такова: коммунист не должен выступать за частную собственность, как таковую, быть бизнесменом. Мы стремимся к построению совершенно других экономических отношений. Это не значит, что появятся пустые полки в магазинах, как некоторые считают, и за колбасой мы будем ездить в Москву. Это не так. С политической точки зрения, настоящий убежденный коммунист никак не может быть крупным предпринимателем, собственником. Он не должен использовать в своей работе наемный труд. За счет чего появляется прибавочный продукт? За счет того, что капиталист присваивает себе продукт, созданный рабочими. То есть, рабочий создал на тысячу рублей, а получил только двести. Здесь стоит вопрос эксплуатации одного человека другим. Это неправильно. Так что, подытоживая ранее сказанное, если человек убежденный марксист-ленинист, то крупным предпринимателем (именно крупным, не каким-нибудь мелким фермером) он быть не должен. Но таковыми могут являться наши сторонники. Можно взять из истории пример Саввы Морозова.

- А вот ваш однопартиец Константин Болдырев в своё время был владельцем популярной в Тамбове сети супермаркетов «Лига-Плюс», а сейчас ему принадлежит ресторан «Пират» на Набережной. Не является ли он, таким образом, эксплуататором трудового народа?

- Для начала хочу сказать, что он не наш однопартиец. Болдырев никогда не являлся членом партии, это важно отметить. Хотя он, конечно, был депутатом от КПРФ в одном из созывов Тамбовской областной Думы. В свое время у нас с ним возникали разного рода конфликтные ситуация. Например, по муниципальному имуществу. Я всегда занимал позицию города, его жителей. В случаях, когда депутат от нашей партии каким-либо образом попирает права рабочих, то я, несмотря на некую корпоративную этику, все равно встаю на сторону работников или города в целом. Вообще, если смотреть на ситуацию шире, то вопрос очень двоякий. С одной стороны, участвовать в буржуазных выборах, а именно так их надо называть, не имея при этом ни копейки – невозможно. Система вынуждает нас идти на определенный компромисс с представителями бизнеса, которые финансируют избирательную кампанию. С другой стороны, все это ведет к подрыву авторитета партии в глазах людей. Дескать, какие же вы коммунисты, если у вас там капиталист на капиталисте сидит и капиталистом погоняет? Есть такие партийные организации, где просто в наглую распродают мандаты. Это не у нас в области, в других субъектах. Я просто посещаю различные партийные мероприятия, где товарищи из регионов рассказывают о подобном. Еще один важный аспект – ухудшение внутрипартийной обстановки. За кого агитировать? За какого-нибудь олигарха, который просто заплатил? К сожалению, внутри партии это не все понимают.

- А в тамбовском отделении КПРФ когда-нибудь продавались мандаты?

- Мне не нравится слово «продавались». Я скажу так: достигались определенные компромиссы, когда какой-нибудь деловой человек, представитель бизнеса, финансировал избирательную кампанию всего партийного отделения. То есть, он и сам проходил и другим товарищам пройти помогал. Потому что выборы – это очень затратный процесс и у наших рядовых партийцев нет средств, чтобы проводить масштабную агитацию с подключением телевидения и радио. Хотя признаюсь, что были определенные моменты, которые нас явно не красили. При нашем бывшем секретаре, а ныне действующем депутате Госдумы – Тамаре Васильевне Плетневой, в списках партии стали оказываться весьма одиозные фамилии.

- Например, Шамоян?

- Шамоян, да.

- Как раз хотел о нем спросить.

- Я предвидел данный вопрос. В таких случаях лучше самому сказать, чем ждать, пока из тебя это вытянут и заставят оправдываться. Мол, ну вы понимаете, мы интернационалисты, Курдская рабочая партия, все дела. Нет, этого не будет. Просто, грубо говоря, данная семья зарекомендовала себя с определенной точки зрения. Известно, как они в бытность Олега Ивановича Бетина дороги делали, контракты выигрывали. Вот, допустим, моя последняя статья посвящена представителям бизнеса и называется «Горькая доля». Там фигурируют Шамояны в связи с замороженной стройкой. Я также не боялся делать запросы по «Триумфальному спуску», где, опять же, на слуху известные нам фамилии, по дорогам, по другим моментам. Когда Рустам Шамоян оказался в наших рядах, не все представители партии были «за». 

- Теперь давайте перейдем к делам более насущным и, наверное, не самым приятным для вашей партии. Обратимся к статистике. В 2005-ом году на выборах в Тамбовскую областную думу КПРФ набрала чуть менее 20% голосов избирателей, спустя шесть лет результат оказался хуже, правда, незначительно – 18.1%, а вот в 2016-ом коммунисты не дотянули даже до 12%. В чём причина падения на ваш взгляд?

- Перед тем, как ответить на вопрос, хочу сделать небольшую пометочку о том, что на городских выборах 2015-го года у нас было больше 20%. Теперь же, что касается выборов областных. В их преддверии я провел огромное количество встреч с населением Тамбовщины. Это дало понимание того, что в сельской местности достаточно сильны левые настроения. Люди там выражают протест, но делают это молчаливо, ногами. Просто-напросто не приходят на выборы. А дело все в том, что у нас и на этих выборах, и на выборах 2011-го года, происходили массовые фальсификации. Реальная электоральная поддержка КПРФ в Тамбовской области значительно выше, чем эти результаты. Приведу пример Никифоровского района. На прошлых выборах, когда кандидатом от партии власти был господин Бабаков, ныне сенатор, «Единая Россия» получила свыше 95% голосов. Ну как такое может быть? Вот поэтому люди и не ходят на выборы. Просто не верят в честность их проведения. Зачем ходить, если за нас уже и так все решили? – рассуждают они. Мы проводили свои независимые замеры, так вот, реальная явка на выборах в Тамбове не превышает 20-25%. А то, что там потом ее раздувают больше чем в два раза – никакого отношения к действительности не имеет. Не боюсь говорить о том, что тамбовские власти просто фальсифицируют реальное волеизъявление народа. Это первый аспект, который от нас не зависит. Но есть и другие моменты, в которых уже виноваты мы сами. Возможно, люди разочаровались в партии, может быть, недостаточно наступательные у нас сейчас позиции. Некоторые говорят, что есть электоральная усталость от председателя партии, мол, если бы не было Зюганова, то все бы было по-другому. Сложно сказать. Я не снимаю со счетов субъективные обстоятельства наших недоработок, они есть и это надо признать. Взять ту же историю с депутатом Вороненковым. По престижу партии очень сильно ударил тот факт, что такие нечистоплотные личности находились в ее рядах.

- Вы сказали о фальсификациях на выборах и привели в пример Никифоровский район. На ваш взгляд, 95% избирателей среднестатистического населенного пункта в Тамбовской области не может проголосовать за партию власти?

- Конечно не может! У нас около 150 тысяч человек выехало в другие регионы, потому что работы нет, закрываются школы и больницы. О какой реальной поддержке власти может идти речь? Это просто абсурдно. С пенсионеров «Единая Россия» максимум 30-40% наберет, но никак не 90%! Откуда такие заоблачные цифры? Следовательно, нельзя считать эти выборы честными, легитимными и выражающими всю палитру электоральной поддержки.

- Сложилось такое впечатление, будто коммунисты не были заинтересованы в том, чтобы отстаивать собственные же интересы на этих выборах. Наблюдатели от КПРФ ушли ровно в 21:00, то есть, они не остались на подсчет голосов, при котором обычно и происходит все «самое интересное».

- Не соглашусь. Не все наблюдатели уходили. Нам удалось накрыть почти 80% участков, где у нас были члены избирательной комиссии с правом решающего голоса. Они работали до последнего. Что касается простых наблюдателей, которые пришли по большей части за идею, все-таки 500 рублей серьезными деньгами назвать нельзя, то мы, к сожалению, не смогли им обеспечить отгулы на работе в понедельник. Ведь другие партии платили по две-три тысячи, у нас же таких ресурсов не имелось. Говорить о том, что КПРФ слила эти выборы – нельзя.

- Но, тем не менее, по итогам выборов 2016-го года, от коммунистов особых жалоб слышно не было. Есть версия, что между тамбовскими региональными отделениями «Единой Россией», КПРФ и ЛДПР было достигнуто некое джентельменское соглашение о том, что партия власти рисует вам и либерал-демократам нужный процент для прохождения в Думу, а вы сильно не возмущаетесь явно завышенными результатами «Единой России». Что скажете?

- Сговора не было. Может быть, у нас не получилось все закрыть своими наблюдателями, особенно сельские территории, где слабые партийные организации, но мы тоже из штанов выпрыгнуть не можем. Отвозить людей за 150 километров, а потом привозить их обратно – все это очень сложно осуществить.

- Партия «Родина» до сих пор продолжает судиться по итогам этих выборов. Есть ли вообще смысл?

- Как показывает практика – шансов нет. Тут я настроен довольно скептически. Но это не значит, что не надо судиться. Наоборот, надо! И я тоже судился в свое время, писал запросы в органы. Буду только рад, если кого-то из фальсификаторов, а они несомненно были, привлекут к ответственности. Мы должны разоблачать все институты власти. Как избирательную систему, так и правоохранителей с судьями, которые эти фальсификации покрывают. Не говоря уже об исполнителях. Вся эта машина работает по принципу «рука руку моет». Мы имеем дело с круговой порукой.

- За КПРФ традиционно голосуют люди старшего поколения. Может быть, падение результатов партии на выборах связано с тем, что ваш основной контингент с каждым годом вымирает?

- Вот с этим не соглашусь. Как показывают социологические опросы, пенсионеры в настоящий момент являются опорой действующей власти – партии «Единая Россия» и Владимира Владимировича Путина. Почему? Пенсии платят, а больше их ничего и не волнует. Они довольны тем минимумом, который им дают. Пусть даже эти пенсии будут мизерными, главное – чтобы стабильно выплачивались. Пенсионеры традиционно поддерживают власть. Сначала советскую, теперь, по инерции, путинскую. Наша же главная поддержка – это люди среднего возраста. Хотя, конечно, не буду отрицать, что определенный пласт, причем достаточно крупный, среди избирателей пенсионного возраста, у нас есть. Но это не основной контингент.

- Вам не кажется, что люди просто перестали видеть в КПРФ реальную оппозицию, альтернативу?

- Понимаю к чему вы клоните, сейчас объясню. После известных крымских событий, когда все наши партии слились в едином экстазе, поддерживая президента Путина, очень сильно снизилась критика власти, наступательная риторика. На примере своей партии мы это прекрасно видим, когда отдельные руководители не критикуют гаранта конституции. Они, конечно, говорят об ухудшении экономики, росте безработицы, других негативных вещах, но когда заходит речь о том, кто во всем этом виноват, то ответов у них, как правило, не находится. Наверное, все из-за инопланетян. А виноват в этом и несет полную ответственность на уровне государства – его руководитель Владимир Владимирович Путин. Как и за ухудшение социально-экономического положения страны, так и за разрушение реального сектора экономики. Потому что именно он олицетворяет вертикаль власти. Мы говорим: коррупционеры. Но сколько у нас этих коррупционеров среди мэров городов, губернаторов регионов? Вы думаете, там в Кремле о них не знают? Еще как знают! Вся эта борьба власти с коррупцией – лишь игра. Потому что именно на коррупции построена нынешняя система. Нам в партии нужно не бояться говорить о том, что Путин, Медведев, «Единая Россия», несут полную ответственность за положение дел в стране. Необходимо разворачивать крен в сторону большей оппозиционности. Многие рассуждают о том, почему этого делать не следует. Дескать, зачем раскачивать лодку, вроде не так плохо и живем, где-то можно перетерпеть и так далее. Но если произойдут какие-либо кардинальные события, может быть даже революционные, то нас, «Единую Россию» и другие политические партии, поставят всех вместе к одной стенке и расстреляют. Потому что мы будем нести коллегиальную ответственность за то безобразие, которое творилось. Никто не будет разбираться в том, что где-то когда-то ты был чуть-чуть против. Поэтому нам нужно самим идти в наступление и быть реальной оппозицией. Я отвечаю за отделение КПРФ в городе Тамбове. Совершенно не стесняюсь выступать против местной власти. Был Бобров – критиковал Боброва, был Рогачев – критиковал Рогачева, сейчас мэром стал Чеботарев – буду критиковать Чеботарева. При этом, все дельно, аргументированно. Все по пунктам: почему и как. Это очень важно. Я не занимаюсь критикой ради критики. Не надо думать, что люди дураки. На дешевый популизм они уже не ведутся и правильно делают. Например, последнее заседание Думы. Вопрос по митрополиту Тамбовскому и Рассказовскому Феодосию. Почему я против того, чтобы ему присваивали звание почетного жителя города? Все достаточно аргументировано. Не было представлено полного пакета документов. Это неуважение к депутатам и городу. Почему ему должны делать какие-то поблажки только на основании того, что он митрополит? Извините меня, но он претендует на светскую награду, самую высокую в Тамбове. Также мы не поддержали новый проект бюджета, с повышением долга до четырех миллиардов рублей и включением липовых доходов от налогов. Москве нужно показать какой-то рост, а мы показываем рост на бумаге. Компартия не хочет быть соучастником этого процесса, похожего на надувание щек.

- Вы сказали, что коммунистам не нужно бояться критиковать Путина и Медведева. Имя последнего сейчас особенно на слуху благодаря фильму «Он вам не Димон». Смотрели? Какие впечатления оставило это расследование?

- Смотрел. Понравилось, что в фильме все было из открытых источников, интересные связи-параллели приведены автором. В общем, захватывающе!

- А как вообще относитесь к Алексею Навальному?

- К Навальному отношение следующее: с политической точки зрения он неоднороден. Сначала был в «Яблоке», потом сотрудничал с националистами, затем был уклон в патриотизм, дальше популистская риторика «обо всем и ни о чем». Он старается охватить всех и вся. Мы же, в отличие от него, не за весь народ. Когда о КПРФ говорят, как о партии народа, я переспрашиваю: какого народа? И олигархов, и убийц, и казнокрадов? Нет, мы партия трудящихся. А Навальный пытается найти сторонников везде, такой вот флюгер. Это, что касается политической точки зрения. Теперь другой важный аспект. Навальный приезжал в Тамбов и публично назвал «антоновцев» героями. Даже сказал, что у него прабабушка с прадедушкой были отсюда и чуть ли не состояли в антоновской банде. Конечно же, я не могу согласиться с этим. Флюгерация чистейшей воды. Кроме того, в свое время Навальный активно высказывал всякие антикоммунистические идеи. Сейчас он, правда, этого особо не делает, старается лавировать. Но не получится. Сущность антисоветизма в нем рано или поздно проявится. А вот что касается его расследований, то здесь он молодец, следует сказать ему большое спасибо. Но, тем не менее, он идет своим путем, а мы своим. Наша позиция такова: не нужно нам ни Навального, ни Путина.

- Давайте теперь поговорим о городских делах. В этом году у Тамбова появился новый мэр. Что скажете о Сергее Чеботареве и почему КПРФ не выдвигала своего кандидата на должность главы города?

- Пока сложно говорить о том, какой Сергей Чеботарев управленец, все-таки слишком мало времени прошло с момента его избрания. Какая-то положительная динамика вроде есть, но пока только штрихи. Например, начали бороться с несанкционированной торговлей, с незаконными постройками. Однако чего-то такого существенного я не увидел. Мы по-прежнему набираем все больше долгов и не знаем, как выходить из сложившийся ситуации. Но это наследство осталась еще от прошлых руководителей города. Сейчас кого угодно поставь, хоть самого умнейшего, кардинально изменить что-то будет сложно, потому что слишком уж велика негативная база. Один городской долг в четыре миллиарда чего стоит. Если говорить о второй части вопроса, почему не выдвигали своего кандидата, то никакого смысла в этом нет. Когда в Думе подавляющее большинство депутатов от «Единой России», всем понятно, что они выберут своего. Зачем делать из людей идиотов и предавать этому спектаклю легитимность? А там все было решено заранее, причем решено даже не депутатами, которых просто поставили перед фактом, а областной администрацией при согласовании с Москвой. Поэтому мы выступаем за прямые выборы. Главу города должны определять сами жители.

- На последней первомайской демонстрации, одна из ваших сторонниц вышла с плакатом «Мутанты вон из Кремля». Не знаете, что это за женщина?

- Припоминаю, что что-то такое было, но подробностей не знаю.

- К ней подошел руководитель регионального отделения Андрей Жидков и попросил убрать этот плакат.

- Не могу сказать ничего конкретного по этому плакату. Не знаю, какая там была подоплека. Скорее всего, сотрудники полиции намекнули, что такой плакат лучше убрать.

- А довольны ли вы тем количеством людей, которые пришли 1 мая на площадь Ленина? Их было больше или меньше по сравнению с прошлым годом?

- Точно не больше, но и ненамного меньше. Скорее всего, примерно столько же, как и годом ранее. Но мы не используем административный ресурс. Это «Единая Россия» сгоняет студентов, работников предприятий и бюджетников. Без них они не могут, иначе просто никто не придет. Полный ноль. У нас же есть определенный актив, который приходит, участвует.

- Первомайская демонстрация – это не какая-то праздничная акция. 1 мая – это день классовой борьбы. Люди приходят, чтобы обсуждать проблемы, которых сейчас очень много.

- Почти весь разговор у нас получился о проблемах. Может быть закончим на чем-то позитивном? Расскажите ваш любимый анекдот о коммунистах?

- Я лучше про капиталистов расскажу. Путин и Медведев не отдадут Россию на растерзание жадным акулам капитализма, которые только и мечтают разделить нашу страну и выкачать из нее природные запасы. Путин и Медведев сделают все это сами!

фото: Ольга Перегудова