Непарадная Россия. Сербская учительница Милица Николич о жизни в тамбовской глубинке
марта 22, 2018
3331

Осенью 2017-го года, в самой что ни на есть обыкновенной сельской школе Тамбовщины, появился необычный педагог. Теперь английский язык детям из села Сабуро-Покровское Никифоровского района преподает 26-летняя сербка Милица Николич, приехавшая в Тамбовскую область по программе «Учитель для России». О том, что сподвигло молодую девушку с Балкан перебраться в нашу страну, почему она выбрала именно Тамбовщину, чем русские отличаются от сербов и многом другом, Милица рассказала «Ъ».

Село Сабуро-Покровское Никифоровского района Тамбовской области приятным местом для жизни назвать трудно. Разбитые дороги, заброшенные дома, безработица. Население сельсовета с каждым годом, медленно, но верно сокращается. Старики умирают, а молодежь за неимением каких-либо перспектив старается перебираться в город. Типичная для всей российской глубинки ситуация.

Отважившаяся на переезд сюда Милица Николич, живет в небольшом деревянном домике, расположенном неподалеку от местной церкви. Здесь ей предстоит провести еще как минимум полтора года. А может быть и больше, если девушка решит остаться учить сельских детей и после окончания программы.

Несмотря на то, что снаружи дом Милицы выглядит более чем скромно, внутри же все наполнено атмосферой тепла и уюта. Хозяйка радушно встречает гостей и принимается варить в турке привезенный с родины кофе. В Сербии он является самым популярным напитком. Примерно как в России чай.

Первым, что бросается в глаза при входе в комнату молодой учительницы – это обилие художественной литературы. Множество книг на сербском и русском языках. Самые разнообразные авторы и жанры. Герберт Уэллс и Оскар Уайльд лежат неподалеку от Бориса Акунина и братьев Стругацких, а культовый для всей Югославии Павич мирно соседствует с классиком «потерянного поколения» Ремарком.

- В Сербии я окончила университет по специальности «мировая литература», - начинает рассказывать Милица. – После этого мне захотелось выбрать какую-нибудь более узкую направленность. Все-таки «мировая литература» – понятие весьма обширное. А я всегда была поклонницей именно русских авторов. Поэтому можно сказать, что поехать в вашу страну меня побудила литература.

После учебы в Белграде девушка узнала, что российское посольство выплачивает стипендии сербским студентам, решившим продолжить свое обучение в России. Более удачной возможности для переезда представить было сложно.

- Мы могли отправлять свои заявки на шесть различных факультетов.  Моим приоритетом являлась кафедра русской литературы Санкт-Петербургского государственного университета. И меня туда приняли. Считаю, что Санкт-Петербург – это самый красивый город, который идеально подходит для того, чтобы изучать не только русскую литературу, но и русскую культуру.

Однако первые месяцы, проведенные в Северной столице, складывались для Милицы непросто. Привыкшая к теплому балканскому климату сербка, много болела и скучала по дому.

- Погода в Питере – это, конечно, жесть! – восклицает девушка. – Вот тут-то я поняла, насколько важно для меня солнце. Кстати, в Тамбове в этом плане гораздо легче. Здесь климат больше напоминает сербский. А в Санкт-Петербурге я часто болела. Поначалу мне вообще было довольно сложно, неуютно. Я очень сильно ностальгировала по дому. Но, тем не менее, старалась адаптироваться, как-то привыкнуть.

Освоиться на берегах Невы и почувствовать себя своей, Милице помогли ее новые друзья, среди которых были не только иностранные студенты,  но и местные жители.

- Я всегда говорила, что каждый город красив сам по себе, но он просто город, если в нем нет близких людей. Когда я обзавелась друзьями, то взглянула на Россию и Питер по-другому. Мне понравились живущие здесь люди, благодаря которым я обнаружила какую-то особую красоту этого города. Петербуржцы очень любезны. Это и другие жители России признают, говоря, что в Питере народ более культурный. Вообще же, если брать русских в целом, то меня больше всего поразило царящее среди них чувство коллективизма. Здесь люди чаще заботятся друг о друге.

В Санкт-Петербургском государственном университете Милица Николич проучилась два года, защитив диссертацию и став магистром.

- В своей научной работе я сравнивала русскую классику XIX века с творчеством современного сербского писателя Милорада Павича. Это не совсем подходящая тема для кафедры русской литературы, но так как я иностранка, а Павич достаточно интересен российским филологам, мне сделали поблажку.

- Что касается русских писателей, то выбрать из них любимого для меня довольно сложно. Среди классиков по стилю мне больше всего подходит Гоголь. Также люблю роман Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки». Нельзя не упомянуть и о Толстом. Кстати, только в России я узнала, как правильно произносить его фамилию, ставя ударение на второе «о». Еще Достоевский, Булгаков, частично Набоков. Из современников недавно открыла для себя Евгения Водолазкина и его роман «Лавр».

После окончания университета, девушка решила не возвращаться  сразу в Сербию, а попробовать найти какую-нибудь работу в нашей стране. Так в ее жизни и появился проект «Учитель для России».

- Я просто искала работу и наткнулась на эту программу. Когда подавала свою заявку, то толком даже не знала, о чем в ней речь. Мне хотелось преподавать литературу, но поступило предложение стать учителем английского языка. Сказали, что это нужнее. Тем более, я иностранка. Странно было бы, если б русскую литературу русским детям преподавала сербка.  Поначалу я, конечно, сомневалась. Все-таки почти вся моя жизнь была посвящена литературе. Но сама программа мне очень понравилась. Это действительно интересный проект. Я подумала, что стоит попробовать. Ведь подобный опыт будет полезен для меня не только как для профессионала, но и как личности.

Когда Милица прошла все этапы отбора, ей предложили на выбор три российских региона, в чьих школах имелись партнеры программы «Учитель для России». Выбирать будущей учительнице пришлось между Воронежской, Калужской и Тамбовской областью.

- Если про Воронеж с Калугой я еще хоть что-то где-то слышала, то о Тамбове не знала вообще ничего. Не буду скрывать, первоначально мне хотелось в Калугу. Я прикидывала так: если этот город находится близко к Москве, значит, будет удобно ездить в столичный аэропорт. Ведь иногда я все-таки летаю в Сербию.

Однако судьбе было угодно сложиться иначе. Посетив Тамбовщину, варианты с Воронежем и Калугой Милица уже не рассматривала.

- При распределении у нас спрашивали, в каких условиях нам хотелось бы работать. Я сказала, что для меня очень важно, чтобы вокруг были теплые и религиозные люди. Тогда-то мне и посоветовали Тамбовскую область. В июне я приехала в Сабуро-Покровское и посмотрела школу. Мне все понравилось. Я была впечатлена тем, какой прием мне здесь оказали. Специально к моему приезду директор школы напекла пирогов, налила чаю. Я сразу ощутила какое-то семейное отношение в этой школе.

Молодой девушке было вовсе необязательно ехать в сельскую местность. Имелись варианты и в Тамбове. Но, по словам Милицы, у работы в глубинке есть свои маленькие прелести.

- У меня была возможность оказаться в городской школе, но я выбрала сельскую. Потому что в ней, несмотря на свои объективные недостатки, больше простора для импровизации. Все-таки в городских школах слишком много всякой бюрократии. Так что я осталась довольна своим местом работы.

Село Сабуро-Покровское после Санкт-Петербурга шок у гражданки Сербии не вызвало. Хотя по Северной столице она, конечно же, иногда скучает.

- Естественно, я немножко ностальгирую по той культурной части Питера, с которой соприкасалась в течение двух лет. Не хватает различных литературных событий. Но с другой стороны, это не такая уж и проблема. Не могу сказать, что мне здесь скучно. Меня вполне устраивает то спокойствие, в котором я сейчас нахожусь. После жизни в Петербурге, мне хотелось отдохнуть от большого города. Я вовсе не ощущаю, будто живу в какой-то глуши. До Тамбова всего час. Бываю в нем по два-три раза в неделю. В Питере же, когда я подрабатывала репетитором, мне приходилось полтора часа добираться до своей ученицы, а потом еще столько же времени ехать назад. Поэтому я не считаю, что живу где-то далеко от областного центра.

Из-за проблем с визой, к своим прямым обязанностям Милица Николич приступила лишь в октябре месяце. По ее словам, ученики в Сабуро-Покровской школе сначала думали, что она англичанка.

- Пока что я только адаптируюсь к работе с детьми. Бывает очень тяжело. Много времени уходит на подготовку к урокам, потому что мне еще не хватает опыта. Раньше я занималась репетиторством, но это все-таки другое. В Питере преподавала английский и сербский языки. Оказалось, что многие русские интересуются сербским. Сейчас я тоже периодически этим занимаюсь, но уже по скайпу. Что касается английского, то у меня он на достаточно хорошем уровне. Дети иногда думают, что я англичанка. Поэтому приходится им объяснять, что я все-таки из Сербии и у нас тоже есть свой язык. Тогда они просят меня говорить по-сербски.

Несмотря на то, что на новом месте работы Милицу в целом все устраивает, от некоторых проблем все же не уйти.

- Мой главный недостаток как учителя состоит в том, что я пока еще не могу наладить на уроках нужную дисциплину. Всегда находятся динамичные активные дети, которые не хотят просто так сидеть и заниматься. Они не понимают, зачем им нужен английский. Но есть и те, у которых очень высокий уровень знания языка. Мы даже создали в школе разговорный клуб, куда ребята приходят заниматься дополнительно.

В отличие от Сербии, где изучению иностранных языков уделяется довольно большое количество времени, в России английский распространен гораздо меньше. Милица связывает это обстоятельство с политическим аспектом.

- В сербских школах английский язык присутствует в большем объеме. Люди осознают, что он им необходим. В России же все не так. Хотя, как я заметила, в последние несколько лет ситуация начала улучшаться. В основном среди молодежи. Но все равно многие считают, что нет никакой необходимости в изучении английского. Думаю, что это связано с политикой. Россия всегда была закрытой страной по отношению к остальному миру. С другой стороны, есть и свои плюсы. Сохраняется русский язык. У нас же с этим возникают проблемы. Если вы знаете, в Сербии существует два алфавита: кириллица и латиница. И под влиянием Западной культуры кириллица постепенно теряется.

Разговаривая с человеком из Сербии, нельзя не коснуться одной болезненной для всех народов Югославии темы. Практически сразу после рождения Милицы, на ее родине началась самая кровопролитная и сокрушительная война в Европе со времен Второй мировой. Будущая учительница английского языка появилась на свет в эпицентре межэтнического конфликта между босняками-мусульманами и православными боснийскими сербами.

- Я родилась в Боснии, в Республике Сербской. Тогда у нас еще не было никакого разделения. Но вскоре началась война, и территорию поделили на сербскую часть и боснийскую.  Мой отец тоже ушел воевать. Он не был военным. Когда началась война, папа записался добровольцем. Он погиб на фронте. Практически всю войну мы прожили в Сараево. Ближе к ее концу нам сказали, что сербы должны уезжать. Так мы с семьей перебрались в Вишеград. Это город, который находится на границе с Сербией. Он известен тем, что там жил известный сербский писатель Иво Андрич, ставший лауреатом Нобелевской премии. Война повлияла на всех. Особенно на молодых людей, которые жили в те времена. Сейчас все спокойно, но у нас любят говорить, что Балканы – это пороховая бочка Европы. Так оно и есть. Когда между Россией и Америкой начинается напряжение, мы в Сербии всегда это чувствуем. Наш народ больше тянется к России, но политики стремятся быть ближе к Евросоюзу. Мне жаль признавать, но на данный момент в Сербии ощущается очень серьезное влияние Западной культуры и Западных моральных ценностей. Хотя далеко не со всеми этими ценностями мы согласны. Однако это не значит, что люди в Сербии стали хуже относиться к России. Большинство сербов очень любят Россию, есть те, кто относятся к ней равнодушно, но таких, которые ненавидят – нет.

После бомбардировок Югославии силами НАТО в 1999-ом году и провозглашения независимости Косова в 2008-ом, многие россияне стали говорить о том, что у них появился комплекс вины перед сербами. Дескать, Россия не помогла должным образом братской стране в тяжелый период. Правда, Милица так не думает.

- Когда я приехала в Россию, несколько моих русских друзей тоже сказали мне о подобном. Но поверьте, в Сербии так не считают. У нас не было ощущения, будто Россия нас бросила. Наоборот. В Сербии распространено мнение, что Россия помогала всегда. Просто тогда было тяжелое время и для Сербии, и для России. Роль вашей страны по ситуации с Косово тоже была очень серьезной. К сожалению, сербы сейчас живут только в северной части. Пока мы еще не можем принять того факта, что потеряли эту землю. Там осталось очень много исторических памятников, значимых для нас святынь. Во времена Османской империи в этом месте состоялась знаменитая Косовская битва. Так что нам очень трудно смириться с тем, что Косово больше не является частью Сербии. Недавно я смотрела репортаж оттуда. Оставшиеся там сербы очень сплочены и дружны. Но вместе с тем, жизнь их достаточно опасна, работу найти крайне сложно. Мне кажется, что сегодняшнее Косово – это такое черное место на Балканах, где может произойти абсолютно все. И, тем не менее, несмотря на все проблемы, я верю, что когда-нибудь мы вернем эти территории. Сербия столько раз теряла Косово и всегда возвращала его обратно.

Милица говорит, что иностранцу сложно понять все хитросплетения югославской истории и политики. Сербы, хорваты, босняки. Православные, католики, мусульмане. Война всех против всех.

- Босняки – это сербы, принявшие во время Османской империи ислам. Например, известный режиссер Эмир Кустурица родился в мусульманской семье. Но у него были сербские корни, и он решил вернуться к родной вере. Кустурица всегда публично подчеркивает, что является православным. Этот человек сделал для сербского народа очень много. В моем Вишеграде он построил небольшой туристический комплекс, посвященный Иво Андричу. Когда я жила в Санкт-Петербурге, Кустурица приезжал туда с выступлением, но билеты были очень дорогими. Ведь в России он тоже популярен. Эмир подкупает своей простотой и открытостью в общении. Встретив его случайно на улице, никогда не подумаешь, что это известный человек.

В одном из своих интервью, Кустурица назвал сербов «маленькими русскими». Оба народа действительно очень многое объединяет. Традиционные для Запада страшилки о России, в Сербии вызывают лишь усмешку. Хотя некоторые стереотипы все же имеют под собой реальную почву.

- Для сербов Россия – это особенная страна. Нам здесь гораздо легче, чем другим иностранцам. Стоит лишь сказать, что ты из Сербии, как люди сразу начинают тебе улыбаться. Отправляясь сюда, я, конечно же, не верила во все эти дурные стереотипы о России. Правда, один из них все-таки подтвердился. Русские могут очень много пить (смеется). Это реально заметно. В Сербии говорят, что когда русский пьет – он становится добрым. И это действительно так. У сербов же все наоборот. Народ у нас более темпераментный. Выпив, люди становятся агрессивными.

Несмотря на схожесть культур, ментально русские и сербы весьма заметно отличаются друг от друга. По мнению Милицы, люди в России более замкнуты. Однако ничего плохого она в этом не видит.

- Как-то раз мы с подругой обсуждали эту тему. С сербами гораздо легче знакомиться. Русские же любезны, но далеко не сразу принимают тебя в свой круг. Им нужно узнать тебя ближе. Но когда вы подружитесь, это будет очень крепкая дружба. Русские более спокойны и рассудительны. Они сначала думают и только потом что-то делают. У нас же все иначе. Мы сперва сделаем, затем подумаем, а после начинаем страдать от того, что натворили. Может быть, в этом и заключается наш недостаток. Если обратиться к истории, то можно сделать вывод, что вся эта импульсивность стоила сербам слишком дорого.

Продолжая разговор о стереотипах, сербская учительница привела пример того, что у русских их много даже о самих себе. Новость о том, что она переезжает в Тамбов, была воспринята ее питерскими друзьями в штыки.

- Они мне говорили: «Ты что, с ума сошла? Какая еще деревня в Тамбовской области? Что ты в ней забыла? Там же все кругом пьют!». То есть, русские друг о друге тоже имеют стереотипы. На деле же все оказалось иначе. Мне здесь хорошо и спокойно. У меня нет совершенно никакого страха. Расскажу одну историю. Один раз я поздно вечером возвращалась  из Тамбова. На железнодорожной станции ко мне подошел подвыпивший мужчина. Было очень темно, я не знала кто это. Он предложил мне помочь донести мои сумки до дома. Я отказалась. Он мне вновь: «Давай я помогу!». Я опять отрицательно кивнула головой, но мужчина продолжал стоять на своем: «Нет, ну давай я все-таки донесу». В итоге я согласилась. Возможно это мой недостаток, но я привыкла доверять людям. Он дотащил мои сумки до дома, попрощался и ушел. Я так и не узнала, кто это был.

Программа «Учитель для России» рассчитана на два года. Смогла бы Милица Николич остаться жить в нашей стране и после ее окончания? На этот вопрос у нее пока нет четкого ответа.

- Я много думаю об этом. Мне нравится в России. Это большая страна, независимая, и что особенно для меня важно – православная. Благодаря тому, что я узнала православную Россию, я еще лучше познакомилась с православной Сербией. Все это дает мне какую-то радость жизни в России.

- Но с вместе с тем, я очень скучаю по своей семье. На родине у меня остались мама, сестра, племянница. Если бы была возможность перевезти их сюда, то я бы, наверное, осталась жить в России. В гости пока никто не приезжал. Билеты стоят очень дорого. И поэтому мне легче одной летать в Сербию, чем им всем вместе в Россию. Моя семья меня очень поддержала, когда я решилась на переезд в новую страну. Никто не отговаривал. Все положительно отнеслись к моей идее. Родные считают, что если я счастлива, значит все хорошо. Одной из главных причин, по которой я начала сотрудничать с этим проектом, было то, что мне хотелось познакомиться с другой стороной России. Как мне говорили: «Непарадной Россией». И эта другая сторона тоже оказалась очень красивой и интересной. Я здесь уже полгода и могу сказать, что это того стоило.

фото: Ольга Перегудова