Вадим Самойлов: «Если пригласят на «Чернозем» - обязательно приеду»
нояб. 21, 2017
1076

В минувшее воскресенье, 19 ноября, на сцене тамбовского дома культуры «Юбилейный» с сольной программой выступил один из основателей легендарной российской рок-группы «Агата Кристи» Вадим Самойлов. Незадолго до начала концерта музыкант дал интервью «Ъ», в котором рассказал о предстоящем шоу, впечатлении от фестиваля «Чернозем», своих поездках в горячие точки и жизни после «Агаты».

- Мы привезли вам большую обновленную программу, в которой, помимо хитов «Агаты Кристи», есть новые песни, появившиеся после того, как мы распались, а также несколько композиций, написанных еще в 1986 году, но не вошедших в репертуар группы.

- Этим песни сочинены вместе с Сашей Козловым, когда мы уже были «Агатой Кристи», но в группу еще не пришел мой брат Глеб.

- Саша являлся автором таких наших замечательных мелодий, как «Ковер-вертолет», «Сказочная тайга», «Моряк». К сожалению, в 2001 году он скончался, но осталось несколько записей, которые я сейчас восстанавливаю. Одна из таких вот восстановленных композиций называется «Где-то между». Эта песня уже прозвучала по радио.

- Самое главное – мы привезли в Тамбов большое шоу. Обычно, когда артисты гастролируют в регионах, они стараются брать с собой как можно меньше всяческого реквизита. Но это явно не наш случай, потому что я люблю удивлять зрителя. 

- Наша программа длится два с половиной часа и снабжена шикарным видеорядом, который придумал очень талантливый латвийский режиссер Виктор Вилкс.

- Кроме того, мы захватили с собой кучу винтажных инструментов. Например, гитаре уже более тридцати лет. Синтезаторы тоже старые. В общем, будет торжество живого звука.

- В прошлом году вы стали одним из хедлайнеров рок-фестиваля «Чернозем». Понравилась ли вам его организация и ждать ли тамбовской публике Вадима Самойлова на следующем фестивале?

- На «Черноземе» мы выступали в день открытия. Вроде бы больших накладок не было. Они пошли уже потом и, как я понял, были связаны исключительно с дождем и грозой. Но так всегда бывает, когда мероприятие проводится на открытом воздухе. От плохой погоды никто не застрахован. В целом же, я считаю, что идея такого фестиваля очень хороша, хоть это наверняка и бьет по экономике. Думаю, что в каждом городе нужно проводить большой «оупен-эйр». Если нас пригласят на следующий «Чернозем» - обязательно приедем! Мы в этом плане ребята не капризные.

Разговаривая с Вадимом Самойловым, мы сознательно решили не поднимать тему его отношений с младшим братом Глебом. О затянувшемся между братьями споре по поводу музыкального наследия «Агаты Кристи» и так написано уже слишком много.

- Во времена существования группы, вы, Глеб Самойлов и Александр Козлов, постоянно были вынуждены идти на компромисс друг с другом, ведь ваш коллектив никак нельзя было назвать командой одного человека. Никто не мог позволить себе слишком много в обход других участников. Была своего рода система противовесов, которая и давала все то, что мы сейчас называем «Агатой Кристи». Теперь же у вас свой собственный проект. Можно ли сказать, что в нем вы полностью можете реализовывать свои идеи и никто из других музыкантов не вправе «дернуть стоп-кран»?

- Ценность группы как раз и заключается в том, что там есть несколько начал. В «Агате Кристи» их было три: я, Глеб и Саша Козлов. В этом имелись как свои плюсы, так и минусы. Положительный момент заключался в том, что в группе очень сильно обогащается творческая энергия, возникает интересный результат. Но с другой стороны, сейчас мне удалось сделать многие вещи, которые в «Агате Кристи» были невозможны. Вместе с тем могу отметить, что несмотря на то, что в новом проекте последнее слово за мной, все ребята активно в нем участвуют и каждый предлагает свои идеи. Более того, скажу, что почти все наши участники – пишущие. Они пишут свою музыку. Ребята прекрасно умеют это делать. Над новыми композициями мы работаем все вместе и каждый вносит свою лепту. Так что сейчас у нас тоже настоящая группа, а не Вадим Самойлов и набор музыкантов.

- В последнее время среди рок-исполнителей (да и не только), появился своего рода тренд на политизированность. Многие стали публично высказываться по различным резонансным событиям, открыто обозначать свою политическую позицию, вставать на чью-либо сторону в разного рода конфликтах. Не кажется ли вам, что музыкант, а особенно рок-музыкант, должен наоборот дистанцироваться от всего подобного и быть вне политики? Ведь иначе можно потерять часть своей аудитории.

- Дело не в том, что возник какой-то тренд. Дело в том, что в нашей жизни сейчас в принципе много политики. Идет столкновение двух систем: либерально-демократической и тоталитарной. И пока происходит вся эта возня, у людей постоянно возникают вопросы: как жить? В какой системе существовать? Подобные споры – это нормальная ситуация. Сейчас все политизированы. Абсолютно все. Не только рок-музыканты. Все люди так или иначе думают об этом. Мы занимаем какую-либо сторону, нам приходится делать выбор. Сейчас время такое, что просто так взять и отсидеться ни у кого уже не получится. Любой человек имеет право высказывать свою позицию и музыкант здесь не исключение. Я считаю это нормальным и не стесняюсь говорить то, что думаю.

- За последние несколько лет вы дали ряд концертов в горячих точках. В Сирии и на Донбассе. Причем далеко не все восприняли подобные визиты положительно…

- То, что меня критиковали за поездку на Донбасс – это нормальная ситуация. Не бывает одного мнения для всех. На Донбассе мы бываем три-четыре раза в год. В основном приезжаем на праздники: День Победы или День Республики. Это бесплатные концерты для гражданских людей. Уже после них бывает, что я могу поехать в какую-нибудь военную часть и просто попеть под гитару для солдат.

 

- Концерты на Украине для вас теперь что-то из разряда фантастики?

- Я бы с удовольствием съездил на Украину. Всегда обожал туда приезжать, потому что украинский зритель – он замечательный. Но дело в том, что, если я сейчас появлюсь на Украине, то меня там просто арестуют. Для них я теперь соратник донецких сепаратистов. Мне официально запрещен въезд туда. Я признан персоной, которая угрожает национальной безопасности Украины. Кроме того, на меня там завели уголовное дело за незаконное пересечение границы. Но вместе с тем хочу отметить, что против украинского народа ничего не имею. У меня есть претензии к Порошенко и компании, но никак не к обычным людям, которые стали заложниками властей и сложившейся там ситуацию. Я верю, что рано или поздно вся эта чушь закончится.

- А где на ваш взгляд находиться было опаснее: на востоке Украины или в Сирии?

- Тут ситуация двоякая. В Сирии одни опасности, на Украине другие. С одной стороны, на Донбассе вроде как все свои, но там в толпе спокойно может затеряться какой-нибудь диверсант. Устроить на массовом мероприятии что-то нехорошее – достаточно просто. В Сирии же, несмотря на то, что там идет куда более кровопролитная война, мы выступали на крупной военной базе, охраняемой морскими пехотинцами. На нее мало кто позарится напасть. Везде есть свой риск и мне сложно сопоставить, где он выше. Но я свой выбор сделал и поехал. По этому случаю хотел бы отдельно поблагодарить свою команду. Все ребята ехали в горячие точки без каких-либо вопросов. У нас вообще шикарный коллектив.

В этот момент мимо нас прошел гитарист Александр Радченко, напоминавший своей шевелюрой молодого Вадима Самойлова.

- Так специально задумано, что гитарист вашего музыкального коллектива выглядит похожим на вас времен расцвета «Агаты Кристи»?

- На Урале все так выглядят, - пошутил услышавший вопрос Александр.

- Это из серии «все люди в очках и с бородой похожи», - сказал Вадим Самойлов. – Он не только прической меня напоминает. Саша у нас тоже из Екатеринбурга.

- Хотелось бы подробнее узнать о тех композициях, которые были написаны вами еще на заре «Агаты Кристи», но никогда раньше не исполнялись. Почему они так долго «пылились на полке» и что вас побудило «достать» их оттуда именно сейчас?

- Половину своей жизни я провел в рамках «Агаты Кристи», ставшей для меня своего рода фундаментом. Это очень долгий период. И в процессе анализа на тему: что же это все-таки было? – я искал в уголках своей души какие-то вещи и понял, что эти мои ранние композиции до сих пор меня трогают, что в них есть какой-то посыл от меня тогдашнего, ко мне сегодняшнему. И вот именно сейчас пришло время, когда мне захотелось к этому вернуться…

фото: Павел Терехов