Юрий Анциферов: «Алексей Плахотников – самый отвратительный тамбовский единоросс»
сен 18, 2021
2344

Преподаватель МГИМО и кандидат в Госдуму от Тамбовской области Юрий Анциферов рассказал про свое участие в выборах, избирательные кампании конкурентов, внутриэлитные конфликты в регионе и знакомстве с Сергеем Шнуровым.

- Давайте сразу с места в карьер. После того, как вы подали документы на участие в выборах, многие заговорили о том, что Юрий Анциферов идет на них исключительно для того, чтобы оттянуть голоса у кандидата от КПРФ Артема Александрова, обеспечив тем самым победу непопулярному кандидату от «Единой России» Александру Полякову. Что скажете?

- Скажу о том, что ни у кого нет монополии на участие в избирательных кампаниях. В 178 избирательном округе кампанию вели всего три человека. Это кандидат от партии власти, кандидат от КПРФ и я. Все остальные никоим образом в избирательной кампании не участвовали. Вот именно их следует называть спойлерами и «картонными» кандидатами. Что касается моего участия, то в Тамбове немало людей, которые знают меня лично и они в курсе, что еще со школьных времен мне хотелось участвовать в политике. Поэтому сейчас я просто реализовываю то, чем всегда хотел заниматься. Если говорить об Артеме Александрове, у которого я якобы иду оттягивать голоса, то он участвовал в прошлом году в выборах и получил около 15% голосов, при этом пользуясь поддержкой «Умного голосования». Поэтому не понимаю, на каком основании можно считать, что только он имеет моральное право быть единственным кандидатом от оппозиции? Я так не думаю. В прошлом году в Тамбове впервые за многие годы были проведены максимально честные и прозрачные выборы, и человек получил тот результат, который получил. Почему в этом году он должен получить больше, чем в прошлом?

- «Умное голосование», кстати, рекомендовало голосовать в Тамбовской области за представителей КПРФ. Разве это не говорит о том, что именно эта партия сейчас является наиболее оппозиционной в нынешней политической системе?

- В целом по России может быть и да, но точно не у нас. Партия уже долгое время возглавляется такими персонажами, как Андрей Жидков и Тамара Плетнева, которые, с моей точки зрения, в последние 20 лет запятнали репутацию КПРФ в регионе. Плетнева 30 лет сидела в Госдуме и ничего не делала для Тамбовской области, Жидков сотрудничал с областной администрацией и пытался снять «Родину» в 2016 году. Вот если бы на его месте был Артем Александров, тогда еще можно было о чем-то говорить. С ним у КПРФ были бы перспективы, с Жидковым же никаких. Человек из года в год откровенно сливает партию. Его устраивает та роль, которую ему отвела администрация. Побеждать он не хочет, потому что тогда надо будет реально работать и брать на себя ответственность. Считаю, что Артему Романовичу нужно посовещаться с товарищами и хорошенько подумать о том, каким образом поскорее отправить Жидкова на пенсию.

- Жидков, который, по вашему мнению, более слабый кандидат от КПРФ, чем Александров, идет по 177 округу. Кроме того, на этом округе не будет кандидата от «Единой России». Почему вы тогда выбрали именно 178 округ?

- Здесь есть два важных аспекта. Первый заключается в том, что 177 округ, так называемый «мичуринский», выдает обычно по 90-95% за «Единую Россию». Да, на выборах в Госдуму там не будет «единоросса», но все это «голосование» переключится на Алексея Журавлева. Победить в 177 округе – нереально. Второй момент состоит в том, что в прошлом году я помогал партии «Родина» на выборах в городскую думу. Это ни для кого не секрет. Поэтому я посчитал для себя неправильным соперничать с той командой, с которой сам ранее сотрудничал. Я знаю, что на победившую в том году команду сейчас выплескивается много негатива. В чем-то это критика справедлива, в чем-то нет. Но нужно понимать, что городом десять лет никто по большому счету не занимался. Представьте, что вы десять лет не лечили зубы, пришли, наконец, к дантисту, а он вам говорит, что их надо вырывать. И вот вы думаете: какой плохой дантист мне попался. Понятное дело, что победившая команда знала, на что она идет и что будет очень трудно. Я думаю, что ей нужно дать шанс и время нормально поработать. Во всяком случае, я однозначно верю в этих людей.

- Почему же вы тогда сами не идете от этой команды? Это, кстати, еще один довод в пользу тезиса о том, что вы занимаетесь оттягиванием голосов. Потому что если бы шли от «Родины», то могли бы еще и выиграть. Но цель другая…

- Во-первых, я не разделяю федеральных взглядов политической партии «Родина». Мне чужды агрессивный милитаризм, ура-патриотизм и шапкозакидательство. Во-вторых, с 2015 года я поддерживал тамбовскую «Родину» и продолжаю исключительно позитивно относиться к Максиму Юрьевичу Косенкову и к региональному отделению партии. Однако «Родина» не предлагала мне выдвинуться от нее на выборы. Единственное предложение я получил от «Партии Роста». С 2017 года я лично знаю председателя этой партии Бориса Юрьевича Титова, работал у него, летал вместе с ним на экономический форум в Давосе. В конце июня он позвонил мне и предложил выдвинуться. Я подумал и согласился.

- А что вообще представляет из себя «Партия Роста»? В Тамбове о ней практически ничего неизвестно. Да и на федеральном уровне она засветилась лишь раз, когда в нее вступил лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров.

- Этот вопрос лишний раз демонстрирует, что моя аудитория не пересекается с аудиторией моих оппонентов. Я бы назвал «Партию Роста» людьми XXI века, которые настроены современно. Партия выступает за свободные границы, за нормализацию отношений с Западом, за свободный рынок и сильную экономику. Костяк «Партии Роста» - это производственники, в самом лучшем смысле этого слова. Например, в Краснодаре партию возглавляет Игорь Московцев – создатель бренда «Коровка из Кореновки». Это гигантское производство, которое обеспечивает мороженым и молоком не только Краснодарский край, но и значительную часть России. Тот же Борис Титов, который купил в 2006 году умирающий «Абрау-Дюрсо» и превратил его в одно из ведущих предприятий по выпуску шампанских вин в России. Титов, кстати, заработал свой капитал в конце 80-х годов в Лондоне. Пока одни предприниматели растаскивали на аукционах имущество страны, Титов сделал свой гигантский бизнес за границей и привез деньги в Россию. То есть, в «Партии Роста» собраны люди, у которых есть реальный опыт преобразований в масштабах предприятий: крупных, средних, небольших. Это люди, которые реально что-то создали. В начале XX века такие люди назывались «мелкими и средними лавочниками». Поэтому в моем представлении это партия мелких и средних лавочников, в хорошем смысле этого слова.

- А с Сергеем Шнуровым довелось где-нибудь пересечься?

- Внутри «Партии Роста» я общался с ним около десяти раз. И хочу сказать, что его сценический образ совершенно несопоставим с его личным образом. Это человек абсолютно без гонора, без звездной болезни. Шнуров спокойно может подойти и пообщаться с кем угодно, спросить как дела, послушать человека. Я подобное лично неоднократно наблюдал. Это вроде бы мелочи, но люди и состоят из мелочей. Его поведение сильно подкупает. Другое дело, как его приход в «Партию Роста» был подан медийно. Писали, что он уже чуть ли не депутат, что удалил все посты про Путина, хотя удалил он их намного раньше вступления в партию. Смешно было слышать, когда говорили, будто он идет за деньгами. Но в реальности у Шнурова денег больше, чем у всей партии. Причем намного.

- Зачем он тогда пошел?

- Это совершенно нормальное желание человека, который чего-то достиг. Он хочет изменить ситуацию вокруг себя к лучшему. Точно знаю, что многие не поверят в такой мотив, и понятно по каким причинам. Большинство людей все свое время тратят на то, чтобы обеспечить себя и свою семью. Когда разумный человек достигает этой цели, у него появляются другие. Поэтому я абсолютно верю в искренность Шнурова. Пусть даже если мне все скажут, что это не так. Он ничего не имеет от партии, никуда не выдвигается. Просто Шнуров посчитал важным для себя обозначить свою политическую позицию. Он допустил множество репутационных ошибок и не нужно этого скрывать. Например, тот же вопрос Путину, совершенно нелепый. Но это никак не умаляет его мотивы.

- С тамбовскими представителями «Партии Роста» вы контактируете? Кто вообще эти люди?

- Ни с кем из тамбовского отделения партии я не знаком. Насколько мне известно, в нем состоят Игорь Блюм и сотрудники мусороперерабатывающего комплекса «КомЭК».

- А как так получилось, что вы идете на выборы и не знаете собственных однопартийцев?

- То, что меня выдвинула «Партия Роста» вовсе не значит, что я в ней состою. Я в ней не состою. Контактировать с тамбовскими представителями партии у меня нет никакого желания. Потому что связь Игоря Блюма с Алексеем Плахотниковым – очевидна. А иметь дело с этим человеком – мне не хочется. С моей точки зрения, Плахотников – самый отвратительный тамбовский «единоросс». Если бы был такой антирейтинг, самых мерзких «единороссов» в Тамбовской области, то Алексей Михайлович занимал бы в нем первое место с большим отрывом.

- Почему именно он?

- Потому что он совмещает в себе все, за что ругают партию власти. Расскажу немного о его трудовой биографии. Сначала он был сотрудником КГБ/ФСБ и, как рассказывали мне многие тамбовские журналисты, вел сильную борьбу с инакомыслием, со свободой слова. Потом, когда Россия демократизировалась, его выгнали из ФСБ. Как говорят, за коммерческую деятельность. Тогда он стал работать в структурах Михаила Борисовича Ходорковского и вопреки своим заявлениям, он еще при Ходорковском занимал высокую должность вице-президента в одной из дочерних компаний ЮКОСа. Проработал там до 2006 года. После этого Плахотников активно встроился в структуру «Единой России», рассказывал Олегу Ивановичу Бетину, как тот прекрасен, избрался депутатом Госдумы. В общем, стал «настоящим патриотом». Вернее, снова стал «настоящим патриотом». Потом уже он начал рассказывать, как прекрасен действующий губернатор Александр Валерьевич Никитин и вице-губернатор Олег Олегович Иванов. Последнему он неоднократно делал публичные комплименты. А потом, когда у него начались проблемы с бизнесом и его мусорную монополию подвергли сомнению, он стал главным оппозиционером в области.

- Плахотников оппозиционер!?

- Он финансирует различные псевдо-оппозиционные проекты, в том числе в Telegram. Практически все существующие в Тамбове оппозиционные Telegram-каналы напрямую связаны и финансируются Алексеем Михайловичем Плахотниковым. Это «Тамбовский колхозник», «Коллективная Ирина Ильина», «Пятый тамбовский губернатор», «Кабинет на пятом этаже» и другие.

- Почему вы так думаете? А то мы тут сейчас опять на уголовное дело наговорим…

- Я в этом абсолютно уверен. Не делаю здесь никаких полутонов. Если он захочет это как-то опровергнуть в суде – буду ждать его приглашения. То, что выдает его с головой во всех каналах – это мусорная тема. Если вбить там в поиск буквы ТСК – все становится очевидным. Ну не может человек удержаться и не написать о больном.

- Но ведь Плахотников сам «единоросс». А в этих каналах их, мягко сказать, не жалуют…

- На самом деле, если внимательно присмотреться, «Единую Россию» там как раз особо не «мочат». Каналы направлены персонально против Никитина, Иванова и Косенкова. Периодически попадают под раздачу несколько одиозных «единороссов», связанных с Ивановым. Но не более. Например, в прошлом году «Тамбовский колхозник» рекомендовал по ряду округов голосовать именно за «единороссов». При этом хочу отметить, что при личных встречах с тем же Никитиным, Плахотников постоянно старается ему угодить и всячески лебезит перед ним. Именно поэтому его поведение я нахожу отвратительным.

- Если это Плахотников, то не «прилетит» ли ему за подобные наезды на власть из Москвы? Например, из Администрации президента?

- Не стоит преувеличивать степень контроля Администрации президента за регионами. Если внутриэлитные разборки не выходят на федеральный уровень, Москву они не интересуют. Абсолютно во всех регионах существуют межэлитные противостояния внутри власти. Приведу в пример Иркутскую область. Там в 2015 году «единороссы» Красноштанов и Битаров финансировали коммуниста Левченко против «единоросса» Ерощенко. Такое встречается повсеместно. Ничего нового в этом нет.

- Раз уж затронули «Единую Россию», что можете сказать о своем конкуренте на этих выборах – Александре Полякове?

- Это человек, который уже был депутатом Госдумы, заседал там пять лет. Насколько я знаю, за все это время выступил с трибуны лишь раз. К нему не применим критерий, который действует для всех остальных кандидатов, а именно – вопрос доверия. Доверяете ли вы Плотникову, Александрову, Анциферову? Если да, то голосуйте за них. В случае же с Поляковым и «Единой Россией» - это не вопрос доверия. Это вопрос: довольны ли вы тем, как ваш депутат отработал за последние пять лет? И в данном случае неважно, что Поляков был от другого округа. Он представлял Тамбовскую область. И если вы недовольны, то нужно выбирать другого кандидата.

- А не удивило, что пошел именно Поляков? Ведь после поражения «Единой России» на выборах в Гордуму, пошли все эти разговоры о том, что партия будет обновляться, преображаться и так далее. И тут они повторно отправляют на выборы человека, репутация которого в глазах избирателей запятнана, как минимум, голосованием за непопулярную пенсионную реформу.

- В Тамбовской области скамейка запасных у «Единой России» очень небольшая и выбирать особо некого. Все эти истории с праймериз – обычная показуха. Там все заранее знают, кто в итоге победит. Считаю, что выбор остановился на Полякове, потому что он – «ресурсный» кандидат. Это один из богатейших людей Тамбовской области. Даже если вести такую унылую избирательную кампанию, какую ведет он, все равно нужны деньги. Ну и, как я уже сказал, выбор очень невелик. Посмотрите на список тамбовских «единороссов». Я даже не знаю, кто там мог бы пойти в Госдуму по одномандатному округу.

- А почему не Александр Жупиков? Это же его округ. И он тоже один из богатейших людей области.

- Насколько я знаю, он и в прошлый раз не горел желанием идти в Госдуму. Его очень попросили, и он согласился. Нежелание Жупикова было видно на протяжении всех пяти лет. Он ни разу не выступил с трибуны, пропустил огромное количество заседаний, не внес ни одного законопроекта.

- Вы говорите, что Поляков «ресурсный» кандидат. Неужели у него нет денег на нормальный пиар? Вот буквально на днях по многим крупным тамбовским пабликам во «ВКонтакте» прошла публикация о том, как он убрал в Рассказово упавшее дерево. В комментариях его подняли на смех. Разве нет понимания, что все подобное в интернете играет против него самого? Как в целом оцените избирательную кампанию Полякова с точки зрения политтехнолога?

- На тройку с минусом. Конкретно историю с деревом я не видел, но видел несколько других историй. Тоже очень смешных. Например, о том, что Поляков проконтролирует замену лампочки то ли в Уварово, то ли в Кирсанове. Не знаю, кто именно ведет его кампанию, но очевидно, что технологи не хотят говорить о каких-то содержательных вещах. О том, что он предлагает, какие законопроекты хочет внести и так далее. Они хотят говорить о каких-то местечковых вещах. Но депутат не должен контролировать уборку упавших веток, покраску лавочек и так далее. Это действительно комично. Нет, как обычный гражданин он, конечно, может посодействовать замене лампочки в подъезде, но это не депутатская деятельность. Если, например, сантехник не умеет чинить трубы, но при этом он замечательно поет и играет на гитаре – это, конечно, здорово, но никаким образом не относится к его работе.

- Почему не на двойку?

- На первом этапе кампании они не вывешивали большое количество билбордов с Поляковым. Это было правильным решением. Потому что у людей подобное вызвало бы лишь раздражение. Наверное,  также правильно, что они сосредоточились на поездках по области с губернатором. Потому что, как не относись к Никитину, в сельской местности и ряде муниципальных образований у него высокий рейтинг. Он выше 50%. Так что пристроиться к более электорально-сильному губернатору было хорошей идеей. В остальном же, все, что генерировала команда Полякова во время предвыборной кампании, было либо плохо, либо очень плохо.

- А что скажете о кампаниях других кандидатов?

- В моем округе, кроме меня, Полякова и Александрова, никто избирательную кампанию в принципе не вел. Кампании других кандидатов можно оценить, как несуществующие, но это не значит, что они не получат никаких процентов. Некоторые голосуют за «Справедливую Россию» и ЛДПР, как за бренд. Им не особо важно, кто именно будет выдвигаться. Как сказала Тамара Васильевна Плетнева, проголосуют хоть за обезьяну. Кампанию Александрова я бы оценил, как хорошую. Видно, что подключены серьезные финансовые ресурсы, у них много баннеров, сам Артем часто ездит на встречи с избирателями.

- А в соседнем округе?

- Владимир Жилкин ведет активную и интересную кампанию. Хотя размер аудитории, на которую он работает, в Тамбовской области крайне невелик. Поэтому я думаю, что результат у него будет скромный, но связано это будет не с качеством ведения кампании, а именно с размером аудитории. Хорошо ведет кампанию Алексей Журавлев. И здесь я остановлюсь на одном моменте. Многие справедливо критиковали Журавлева за раздачу продуктовых наборов еще до начала избирательной кампании. Но с технологической точки зрения это отличный ход. Потому что в небольших населенных пунктах, где была эта раздача, продуктовым наборам были очень рады. И когда эти люди пойдут на участок, они будут думать: ну вот этот мне два месяца назад хотя бы макароны дал. Конечно, для обеспеченного и образованного избирателя подобное выглядит дико и в чем-то даже оскорбительно, но с технологической точки зрения ход удачный. По моим данным, рейтинг поддержки Журавлева на сегодняшний момент около 55%.

- Тогда последний вопрос. Почему кандидат Юрий Анциферов в ходе своей избирательной кампании никуда не ездил и не проводил встреч с людьми?

- Опять буду судить именно с технологической точки зрения. Здесь важно донести какую-то мысль до наибольшего количества людей. Если вы посмотрите на любые дворовые встречи, которые проводили кандидаты в Тамбовской области, то на них собиралось максимум пятнадцать человек. И это еще в лучшем случае. А обычно – всего лишь шесть-семь человек. В прошлом году исключения составляли встречи Косенкова, куда приходило по 50-100 человек. Поэтому я думаю, что лучше потратить время на иные способы коммуникаций, чем личные встречи. Через газеты, баннеры, интернет. Я не могу сказать, что на меня прям обрушился какой-то шквал сообщений в социальных сетях, но писать люди стали регулярно. Спрашивали мое мнение о каких-то вопросах. Недавно мне написал приятель моего детства, с которым мы вместе отдыхали в лагере «Чайка» 20 лет назад. С тех пор мы не виделись. И вот он увидел мой баннер и написал мне, спустя 20 лет. Я это все говорю к тому, что встречи во дворах важны только тогда, когда на них приходят не пять или десять человек. Я вполне отдаю себе отчет в том, что на момент старта моей кампании, я был кандидатом с довольно низкой узнаваемостью. Сейчас я ее набрал и по моим данным она составляет около 35%.