Вернуться тридцать лет спустя: группа «Полнолуние»
Юлия Букина
Корреспондент
Юлия Букина
сент. 14, 2017
228

Популярность – подруга капризная. Иным звездам удается десятилетиями держаться на небосклоне шоу-бизнеса, другие ярко горят и быстро падают. Двадцать лет назад вся страна плясала под хиты Андрея Губина, групп «Демо», «Virus» и «Краски». Сейчас гастроли этих исполнителей уже редкость. Но в музыкальном пространстве всегда существовала совершенно иная категория людей, для которых творчество сводится не только к зарабатыванию денег и раскрутке. Эти люди творят по велению сердца, ради самого процесса творчества, а овации публики идут приятным бонусом.  В Тамбове есть такой коллектив – группа «Полнолуние», люди старшего поколения не раз видели ее на фестивалях и различных мероприятиях.  Но это было тридцать лет назад. Тогда участники группы были молодыми энтузиастами, а сейчас они уже энтузиасты в возрасте. Жизнь разбросала их в двухтысячные годы по разным концам страны, поэтому особенно ценно, что некоторое время назад группа нашла возможность снова собраться и сделать новую программу.

Концерт проходил в арт-кафе «ДК», и, если честно, я ожидала, что он будет похож на «Вечер встреч кому за…». Программа была совсем короткой, около 30 минут. Молодежи в зале практически не было, что и неудивительно – всем слушателям «Полнолуния» уже по 40-50 лет. Но атмосфера царила дружеская, а в глазах многих слушателей были отблески ностальгии. Именно для тех людей,  кто еще помнит времена КПСС, мы и записали это интервью с «Полнолунием».

- Ваша группа образовалась в то время, когда не было большого простора для творчества. Сейчас музыкантам доступны любые инструменты, записи для вдохновения, хорошие звукозаписывающие студии, а в ваше время все это было дефицитом. Расскажите о периоде становления группы, и как вы справлялись с подобными трудностями?

- «Полнолуние»: Нам повезло в том смысле, что когда мы начинали свое музыкальное творчество, было советское время, и были крупные предприятия. Например, завод «Электроприбор». На этих предприятиях были свои клубы, где работали в основном под началом руководителей художественной самодеятельности, и там был минимальный набор аппаратуры. А инструменты доставали с большим трудом в Москве. В то время приходилось гораздо сложнее. Записи приличного качества вообще не имелось возможности сделать! Работали всего несколько студий в крупных городах, куда попасть было нереально. Такой услуги, как заказ студии - не существовало, это можно было сделать только по протекции государственного предприятия. Ходу давалось только то, что соответствовало идеологии и стояло в плане. Те, кто хотел делать что-то другое, держались на голом энтузиазме. Паяли по клубам динамики, делали сами гитары, мотали датчики…

- И, наверное, петь тоже было можно не обо всем? Вы были бунтарями или старались подстраиваться под «разрешенную линию» творчества?

- «Полнолуние»: Партия КПСС вообще не обращала внимания на не несущие комсомольского задора песни, мы были андеграундом, но и у нас возникали сложности. Хитрили, писали в плане одни композиции, а на самом деле играли другие произведения – сейчас об этом уже можно рассказать. У себя в гараже сочиняли что хотели, а на публике было сложней. Однажды перед концертом к нам подбежала девушка с таким ужасом в глазах и вопросом: «Ребята, а где ваши комсомольские значки?!»

- В современном шоу-бизнесе очень мало искренней дружбы. Большинство артистов идут по головам в борьбе за популярность и доход.  А как у вас складывались отношения с другими музыкантами?

- «Полнолуние»: Замечательно вы подметили. В то время было сложнее в техническом плане, но музыканты были гораздо дружнее, помогали друг другу, чем могли. Приезжала такая группа – «Крематорий», мы с ними работали в филармонии, они даже приглашали нас на совместный концерт в Воронеже. Но мы отправиться туда не решились. Работали и с Моргулисом, и с «Синей птицей», эти исполнители стали известными, но они и стремились немного к другому, отдавали творчеству все силы. А у нас, во-первых, была основная работа, которая отнимала время,  а во-вторых, мы все же всегда считали себя самодеятельным коллективом.

- Готовясь к интервью, я выяснила интересный факт: одно время с вами играл Олег Тюлюкин, который впоследствии стал священнослужителем и известен сейчас как отец Серафим.

- «Полнолуние»: Очень талантливый был клавишник! Позже, когда Олег стал священником, он очень много помогал нам в духовном смысле. Совершенно удивительный человек! Когда мы работали вместе, то даже подумать не могли, что он выберет такую стезю.

- Менялся ли ваш подход к творчеству со временем? Вы ведь пережили и лихие девяностые, и поколение миллениалов. Старались как-то подстраиваться к новым веяниям времени?

- «Полнолуние»: Это происходит само собой, подсознательно. Музыка эволюционирует, и ты эволюционируешь вместе с ней, меняется восприятие, а вместе с ним меняется и подача в творчестве.

- Ваши песни очень философичны. А какие чувства вы хотели разбудить своей музыкой в людях?

- «Полнолуние»: У каждого человека есть определенная система ценностей. У нас очень простая философия: взгляд на человека со стороны, на его проблемы, и каждый находил в наших песнях свое. К форматности мы никогда не стремились, мы пытаемся сделать нашу музыку продолжением себя, отражением нашего видения мира, и когда находятся люди с похожим мировоззрением – это прекрасно.  Кто-то работает на тракторе, кто-то за станком, кто-то менеджером, но тот человек, который работает дворником, может понимать в музыке больше, чем человек с высокой должностью и двумя высшими образованиями. Все зависит от внутренней культуры.   

фото: Ольга Перегудова