День солидарности. Тамбовские журналисты о профессии, цензуре и давлении чиновников
Александр Смолеев
Корреспондент
Александр Смолеев
сент. 08, 2017
605

8 сентября журналистское сообщество отмечает международный день солидарности. Наверняка поднимут бокал и тамбовские акулы пера и микрофона. Хотя и некоторые коллеги, и люди, не имеющие прямого отношения к медиа, нередко говорят о том, что тамбовская журналистика (да и не только тамбовская) мертва и труп ее смердит. Они уверены в том, что в условиях цензуры, сервильности и госзаказа журналистику сменяет пропаганда. Кто-то настроен куда оптимистичнее, уверяя, что «The Show Must Go On» и свобода слова и печати – не миф.

В каком состоянии пребывают тамбовские медиа, являются ли реальностью цензура и давление чиновников и почему в большинстве СМИ напрочь отсутствует критика губернатора? Эти и другие вопросы обсудил «Твердый знакЪ» с тамбовскими журналистами.

Евгений Писарев, «Российская газета»

- Бумажные СМИ в состоянии комы. Но это объективно. Пропал интерес к аналитике, исчез массовый читатель - он попросту выпал из поля зрения журналиста. Ее место основательно заняли всякого рода пресс-службы, возомнившие себя серьезной журналистикой. Давно сформулировал для себя такую фигуру речи: журналисты подняли руки до команды «хенде хох», а чиновники поняли, что дрессированные журналисты - это удобно. Настоящая журналистика появилась в интернете, но как она будет развиваться дальше - трудно сказать. Боюсь, что она захлебнется в потоке избыточной информации, фейковых новостей, розыгрышей.

- И еще. Не бывает журналистики оппозиционной, оппозиционной может быть партия, и если СМИ критикуют действия властей, пусть даже тенденциозно, то это их прямая обязанность. Тем более что, например, публицистика допускает эмоциональные перехлесты. Но чиновники хотят «взвешенной позиции и конструктивной критики», то есть скучных и безликих публикаций. А с цензурой и тогда, и сегодня разобрались сами журналисты. Они лучше цензора знают, что можно, а о том, что нельзя, знать не желают. Во времена так называемого застоя мы после сдачи материала в секретариат нередко делились с коллегами тем, как все было на самом деле. И никого это не смущало - таковы были правила. Бывали, конечно, всплески, попытки докопаться до сути, но они утыкались в ватную стену.

Юлия Гребенькова, главный редактор портала ВТамбове

- На мой взгляд, независимой журналистики в Тамбове не существует. Дело в том, что в условиях ограниченного инфополя и неминуемого пересечения чьих-либо интересов большинство ресурсов уже давно выбрали своей редакционной политикой либо сухую констатацию фактов, либо лоббирование и пропаганду определенных личностей и явлений.

- Давление? Скорее нет. Цензура? Только со стороны Роскомнадзора, но тут все понятно – мы работаем в правовом поле. Хотелось бы пожелать в честь этого дня единения стоять на страже социальных проблем и уважать авторское право и труд коллег. Этот аспект особо остро переживается журналистами.

Владимир Головашин, газета «Тамбовская жизнь»

- Сегодня, как мне кажется, тамбовская журналистика пребывает примерно в том же состоянии, что и во всей стране, а во многом повторяет общемировые тенденции. Во-первых, это тенденция к сокращению и упрощению. Стало больше новостной журналистики и меньше аналитической. Во-вторых, год от года снижается качество контента: начиная от выбора тем и заканчивая стилем и грамотностью. Все это следствие, на мой взгляд, низкой оплаты труда в профессии.

- Цензуры, как я всегда утверждал и утверждаю, нет, и в нашем насквозь информационном обществе быть не может по определению. Есть редакционная политика, которая отражает мнения, интересы и пожелания учредителей. Что же касается критики, то отмечу, что тамбовские СМИ не избегали острых тем, и с их помощью многие проблемы приобретали общественное звучание. Но сегодня представители так называемых «оппозиционных» СМИ критикой зачастую называют голословные утверждения, домыслы и клевету, а отказ в публикации такой «критики» - цензурой. Однако это типичная подмена понятий. Разумеется, человек, именующий себя журналистом, может писать и говорить все, что ему вздумается, но настоящий журналист несет ответственность за свои слова, в том числе и юридическую.

Татьяна Ворошилина, ведущая программ «Каждый день», «Доброе утро, Тамбов!»

- Не люблю эти территориальные деления. Есть вот Екатерина Сажнева - специальный корреспондент «Московского комсомольца», родилась и росла в Тамбове, работает в столице. Чья она? Не это важно, главное, как пишет, а пишет - не оторвешься. Журналистика - это журналисты. Какую бы сферу мы ни взяли - выдающихся представителей всегда единицы. Журналистских расследований всегда дефицит на российском уровне. Но и в Тамбове есть люди, которые добросовестно делают свое дело.

- С цензурой сегодня в прямом понимании не сталкиваюсь. Есть редакционная политика, есть мое понимание этой политики. Бывают спорные случаи, но за 9 лет работы я получила не более 9 рекомендаций по поводу освещения тех или иных тем. Я не помню случая, чтобы программу пришлось положить в ящик.

Сергей Степанов, Тамбовский VLOG, радио «ТЕОС»

- То, что я вижу, читаю и слышу, трудно назвать журналистикой. Чаще всего это просто переработка пресс-релизов администрации. Есть, конечно, исключения, но они редки и малозаметны. Классической цензуры, думаю, нет. Но самоцензура тамбовских журналистов и редакторов даже хуже. Они вымарывают даже то, что цензор мог бы и оставить. «Пуганая ворона куста боится».

- Приходилось ли мне сталкиваться с давлением властей? На самом деле нет. Более того, я сам пытался давить на власть, как гражданин. Иногда это даже удавалось. В этом году все изменилось, и давление ощущается уже физически: увольнение, штраф, задержание полицией, беседы с близкими мне людьми. Все это неприятно, но объяснимо. Хотя, в моем случае малоэффективно.

Антон Веселовский, «Твой Тамбов»

- Пациент скорее мертв. Золотое время тамбовской журналистики прошло. Газет почти не осталось. Конечно, можно сказать, сейчас время интернета, но и без этого их реально поубивали. Что же касается сетевых изданий, за редким исключением, их невозможно читать - тавтологии, предложения-нескладушки. Это оскорбление моих филологических, журналистских чувств. Деградация связана с тем, что нет журналистской школы, преемственности.

- Мне повезло. На прежнем и нынешнем портале у меня вроде не было заметок, идущих вразрез с политикой редактора. Внутренний цензор есть и во мне - настоящий журналист владеет искусством эвфемизма. В идеологическом плане, что говорить, основные тамбовские газеты и порталы лежат под властью. Всем по фигу на уровень. Журналистика - это что? Как закажете, так и ляжем. Но это не значит, что надо делать власти глубокий минет.

Сергей Доровских, газета «Тамбовская жизнь»

- Пациент болен и давно, но до этого, видимо, нет дела почти никому. Из журналистики сегодня выхолащиваются такие важнейшие составляющие, как творчество и роль личности пишущего. Сегодня побеждает «ее величество» новость, где неважен автор, а стиль обязательно должен быть причесан под формат. Человеку с оригинальным мышлением и особым подходом к изложению текста по сути уже нет места в профессии, нужно писать так, как задано по формату, как правило, весьма убогому для творческого человека. Я работаю в журналистике с 2004 года, и цензуру как таковую на себе не ощущал ни разу. Были примеры, когда руководство изданий «перестраховывалось», или, исходя из своих личных интересов, не ставило какой-то материал, или что-то в нем изменяло, согласуя со мной. Но это всегда была «политика издания», и поведение мотивировалось внутренними установками и выгодами, а не палкой сверху.

- Я убежден, что критика власти, в том числе любого управления, чиновника и руководителя региона нужна. Она нужна в первую очередь этим должностным людям, чтобы они увидели себя, свою работу со стороны, что они делают не так. Власть, которая хочет развиваться и служить людям, должна ценить критику. Сильные личности вообще любят критику. Я не раз наблюдал, как критикуют определенные структуры, например, наше управление здравоохранения, за очереди в поликлиниках, за «нескорую» скорую помощь и другие моменты. Наблюдал ее и в СМИ. Что касается критики губернатора, лично я пока не вижу для нее оснований. На мой взгляд, губернатор искренне делает все возможное, чтобы область развивалась. Мне импонирует Никитин как личность, и, кстати, не в последнюю очередь, потому что он ученый. Я сам из семьи ученых-технарей и убежден, что люди именно из среды технической интеллигенции нужны во власти сегодня. Можно сколько угодно критиковать СМИ, но у них есть владельцы, и они определяют, нужна ли им критика, в какой дозе, с какой выгодой. Однако при этом мы живем в свободном обществе, есть социальные сети, где можно написать и получить тысячи откликов, больше читателей, чем у любой газеты. Но пока что я не нашел ни одной умной аналитической статьи с подробной критикой о работе Александра Никитина на посту губернатора. Если есть за что критиковать, пусть лучшие умы из среды «несогласных» напишут статью в аналитическом стиле, без экспрессивных оценок, а только факты. Я с интересом ее прочту.